В 1990-е годы Российская Федерация действительно пережила ужасающий демографический кризис. Болезненный переход от плановой к рыночной экономике прошел, мягко говоря, не слишком гладко, и в условиях «трансформационной рецессии», которая последовала за упразднением государственного контроля над ценами, уровень безработицы резко вырос, зарплаты упали, а накопленные сбережения граждан превратились в ничто вследствие инфляции.

Коротко говоря, в 1990-е годы населению России пришлось пережить невообразимую череду экономических и политических потрясений — потрясений, которые привели к ужасающему всплеску числа смертей, связанных с употреблением алкоголя, и смертей, вызванных «внешними причинами» (убийства, самоубийство, несчастные случаи). Число «избыточных смертей», то есть смертей, которые не произошли бы, если бы уровень смертности и средняя продолжительность жизни остались прежними, составило по крайней мере 2 миллиона, а, возможно, даже немного больше. Все это свидетельствовало о повсеместном социальном упадке, по своим масштабам сравнимом с упадком, переживаемым страной после того, как она приняла участие и проиграла в крупной войне.

Кошмарный опыт, полученный Россией в 1990-е годы, глубоко проник в массовое сознание, и сейчас в политических кругах бытует мнение, что Россия — это «умирающая страна» с чрезвычайно мрачными перспективами на будущее. И Обама («численность населения сокращается… история на нашей стороне»), и Байден («они продолжают цепляться за то, что уже невозможно сохранить») публично выступили с пренебрежительными комментариями по поводу будущего курса России, также как и аналитики намного более консервативных взглядов.


На прошлой неделе Кевин Драм (Kevin Drum) из издания Mother Jones тоже присоединился к этим разговорам:

«Тем не менее, во многом внешняя политика России обусловлена жестокой реальностью того, что размеры ее экономики примерно равны размерам экономики Италии, а демографическая ситуация там даже хуже, чем в Италии, но она все равно хочет, чтобы ее считали сильной мировой державой».

Я не хочу критиковать Драма. Небольшое число ссылок, приведенных выше, должно указывать на то, что его позиция характерна для представителей обоих партий и основывается на консенсусе. Многие уже считают само собой разумеющимся тот факт, что демографические тенденции в России исключительно ужасны и что это в значительной мере сократит возможности России в проецировании силы в будущем.

Однако если взглянуть на данные о рождаемости, публикуемые Всемирным банком, картина, которую вы увидите, будет несколько иной. Долгосрочный демографический прогноз России кажется более благоприятным, чем у Италии: в течение последних четырех десятилетий уровень рождаемости в России был примерно на 15% выше уровня рождаемости в Италии. Что еще интереснее, этот разрыв существенно увеличился в последнее десятилетие. За последние несколько лет коэффициент рождаемости России увеличился до примерно 1,75, тогда как коэффициент рождаемости Италии держался на отметке около 1,4. Негативные последствия упадка 1990-х годов реальны и будут ощущаться еще довольно долго. Однако как в долгосрочном, так и в краткосрочном периоде коэффициент рождаемости России оставался и остается заметно выше, чем в Италии.

Если посмотреть в целом на последние четыре десятилетия, можно увидеть, что якобы исключительно ужасные демографические показатели России почти точно повторяют показатели Евросоюза: с 1975 года там фиксировались, в сущности, одинаковые коэффициенты рождаемости. Эти данные свидетельствуют о том, что в динамике демографических показателей России и Европы очень мало существенных отличий — если они вообще есть: и Россия, и Европа обречены на существенное долгосрочное сокращение численности населения.

Я не имею в виду, что в России все замечательно. Основные демографические тенденции указывают на то, что Кремль столкнется со значительными и нарастающими долгосрочными демографическими вызовами — вызовами, которые, вероятнее всего, наложат жесткие ограничения на количество ресурсов, выделяемых на военные расходы и разного рода международные кампании. Однако проблемы России не уникальны и не слишком страшны. Средние показатели по Европе, приведенные выше, маскируют гигантские различия между странами. Некоторые страны, такие как Швеция, Соединенное Королевство и Франция, вероятнее всего, вступают в длительный период роста численности населения. Другим странам, таким как Германия, Италия, Греция и Испания, в будущем грозят демографические кризисы, которые будут существенно более острыми, чем кризис в России.

Несмотря на нашу осведомленность о демографических проблемах России, статистические данные указывают на то, что это скорее правило, чем исключение.