Росстат только что опубликовал последние данные о естественном движении населения (т. е. о количестве рождений минус количество смертей) на январь 2016 года. В абсолютных цифрах показатели выглядят неоднозначно: снизились и рождаемость, и смертность. Это делает движение населения в целом относительно стабильным. В январе 2015 года естественное сокращение составило 25 тысяч человек, а в январе 2016 года — примерно 27 тысяч человек. Таким образом, о резком демографическом спаде говорить нельзя. С учетом размеров российского населения, подобные перемены вполне вписываются в статистическую погрешность, что означает фактическое отсутствие перемен.

Однако в относительном выражении четко видна тревожная тенденция последних лет: у россиян рождается все меньше детей. Ничего загадочного в этом нет, ничего неожиданного — тоже. Этого вполне следовало бы ожидать от страны, реальные доходы жителей которой упали почти на 10% при высокой инфляции и сравнительно небольшом — но все равно болезненном — росте безработицы. Коэффициент рождаемости с поправкой на численность населения несколько лет оставался на одном уровне, затем несколько снизился в 2015 году и заметно упал в начале 2016 года.


Можно ли, исходя из этого, сказать, что демографическая траектория России стремительно снижается?

Может быть! Делать демографические прогнозы очень сложно, потому что ключевой элемент любой демографической модели — это еще не принятые решения обзавестись детьми. В основе всех этих «прогнозов на 2050 год» лежат предположения о том, сколько детей родится в 2020-х, 2030-х и 2040-х годах. Разумеется, никакой определенности в таких делах быть не может.

Одно можно утверждать со всей уверенностью: «общий» коэффициент рождаемости не учитывает некоторые из ключевых факторов, влияющих на плодовитость — в частности, возрастную структуру населения. Российское население стареет. Это неизбежное следствие «демографической ямы» 1990-х годов, когда рождаемость рухнула до рекордно низкого уровня. Доля старшей возрастной группы будет расти относительно младшей возрастной группы независимо от политики правительства. Воздействие подобных перемен в возрастной структуре на рождаемость очевидно: можно ожидать, что фертильность населения, среди которого преобладают женщины в возрасте от 20 до 40 лет, будет значительно отличаться от фертильности населения, среди которого преобладают женщины 40-50 лет.

Суммарный коэффициент рождаемости (СКР) — это статистический показатель, позволяющий делать поправку на возрастной фактор. Он измеряет количество детей, рождающихся у «средней» женщины за всю жизнь. Если судить по нему, то российская рождаемость в принципе не снизилась — напротив, продолжает расти невысокими темпами. Текущий СКР по России составляет 1,78. Хотя это и ниже границы замещения, но, по европейским стандартам, относительно неплохо.

Безусловно, СКР — несовершенный критерий, но он определенно говорит о большем, чем общий коэффициент рождаемости, не учитывающий перемены в возрастном составе населения. Соответственно, хотя Россия однозначно стареет, о значимом снижении ее общей демографической траектории речь (по крайней мере, в настоящее время) не идет. Это может измениться — причем очень быстро — однако пока у нас нет оснований утверждать, что последние экономические треволнения всерьез повлияли на образование семей.