Образцы древней ДНК, взятые из останков двух женщин, найденных в горной пещере на Дальнем Востоке России, говорят о том, что они имеют тесные родственные связи с людьми, живущими сегодня в этом отдаленном и холодном уголке Азии. Новое открытие также указывает на то, что в этом регионе земледелие и животноводство распространялось посредством постепенных изменений в культуре, а не благодаря наплыву людей, занимавшихся землепашеством и разведением скота.


«Главное заключается в том, что найдена целостность цепочки и преемственность, которая сохраняется на протяжении семи тысяч лет», — говорит Марк Стоункинг (Mark Stoneking), работающий в Лейпциге в Институте эволюционной антропологии Общества Макса Планка и не участвовавший в этом исследовании. Во многих других местах археологических раскопок в России, Европе и Америке ситуация иная. Там древние люди редко являются родственниками тех, кто живет в этих местах сегодня. Это объясняется мощными волнами миграции и смешением населения с момента появления сельского хозяйства примерно 12 тысяч лет назад.


Останки древних женщин, возраст которых составляет 7 700 лет, были найдены в пещере Чертовы ворота. Это место вызвало особый интерес у генетика Андре Маники (Andrea Manica) из британского Кембриджского университета, потому что пять человеческих скелетов были найдены вместе с глиняной посудой, острогами и остатками сетей и циновок, сплетенных из перекрученных жестких листьев тростникового аира, который некоторые (но не все) ученые считают зачаточной сельскохозяйственной культурой.


Образцы ДНК были взяты из зубов, слуховых косточек и других костей черепа двух найденных в Чертовых воротах скелетов. Венгерская аспирантка Вероника Сиска (Veronika Siska) сумела секвенировать достаточное количество ядерного генома, чтобы сравнить его с сотнями геномов современных европейцев и азиатов. Исследователи обнаружили, что две женщины из пещеры Чертовы ворота наиболее близки к коренному народу ульчи, который сегодня проживает в нескольких сотнях километров к северу от пещеры в бассейне реки Амур. Там ульчи издавна занимаются рыболовством, охотой и немного земледелием. Также было обнаружено родство этих женщин с другими народами, которые говорят на 75 существующих или исчезающих тунгусских языках и проживают в Восточной Сибири и в Китае. Кроме того, было выявлено их дальнее родство с современными корейцами и японцами.


Внешне эти женщины тоже похожи на людей, проживающих сегодня в бассейне Амура. Их гены свидетельствуют о том, что у них были карие глаза, густые и прямые волосы как у азиатских народов, кожа по цвету как у азиатов, и лопатообразные резцовые зубы — тоже как у азиатов. У них также была непереносимость лактозы, то есть, их организм не усваивал сахар в молоке. Поэтому вполне возможно, что они не разводили молочных животных.


У ульчей и других амурских групп нет признаков того, что они унаследовали в значительном количестве ДНК каких-то других, более поздних народов, о чем исследовательский коллектив сообщил сегодня в журнале Science Advances. Это указывает на то, что они были частью одной непрерывной этнической общности, которая эволюционировала в этом регионе на протяжении как минимум 7 700 лет. Если это так, значит, земледелие в этот отдаленный и холодный уголок Азии принесли не крупные группы мигрантов. Скорее всего, говорит Маника, им стали заниматься местные охотники и собиратели, которые накапливали опыт ведения сельского хозяйства, постепенно ставшего частью их жизненного уклада.


Некоторые палеогенетики согласны с тем, что в ходе исследования обнаружена поразительная связь и преемственность между древними пещерными женщинами и ульчами. Однако они расходятся во мнениях о том, каким образом в этом районе появилось земледелие: за счет распространения идей или за счет наплыва земледельцев, как в Европе. Там анатолийские земледельцы с Ближнего Востока 8-12 тысяч лет назад пришли в Европу вместе с орудиями труда, семенами и одомашненными животными, вытеснив или смешавших с местными охотниками и собирателями. «Два образца из пещеры Чертовы ворота это охотники-собиратели, и такой результат мало что говорит нам о распространении [высокоразвитого] сельского хозяйства», — отмечает палеогенетик Дэвид Райх (David Reich) из Гарвардского университета.


Однако археолог Франческо д'Эррико (Francesco d'Errico), работающий во Франции в Университете Бордо, думает иначе. По его мнению, археология и генетика в Европе, а теперь и в Восточной Азии указывает на то, что сельское хозяйство в разных местах распространялось разными путями. «Это сложный процесс, в ходе которого в некоторых случаях люди мигрировали вместе со своими знаниями и орудиями труда, а в некоторых перемещались только орудия труда», — говорит д'Эррико, не участвовавший в исследовании. По словам Стоункинга, оптимальный способ проверки этих гипотез — получить образцы древней ДНК из останков самых ранних земледельцев в этом регионе.