Один из проживающих в Вашингтоне экспертов по Турции считает, что в период с 2005 по 2009 годы главным источником антиамериканизма была политика правящей «Партии справедливости и развития». Мне это мнение кажется ошибочным. Как я неоднократно писал в своих статьях и письмах, публиковавшихся Jamestown Foundation и Today’s Zaman, основным источником антиамериканизма в Турции я считаю связанные с армией неонационалистические структуры. 

Просматривая интернет-сайты, созданные, как признали армия и министерство обороны в ходе недавнего расследования, при участии Вооруженных сил Турции (ВСТ), я понял, что антиамериканизм в Турции в последнее время активно распространяет стратегический партнер США – турецкая армия. Нижеприведенные примеры, доказывающие это, я взял с irtica.org – официального пропагандистского сайта, созданного при поддержке ВСТ, - из введения к длинной, насквозь пронизанной антиамериканизмом статье.


«Мировые державы используют радикальный ислам на Кавказе против России. Россия – наследница Советского Союза, который во времена холодной войны США сдерживали с помощью «зеленого пояса» союзных исламских стран, - сейчас ищет для себя надежную нишу в мире XXI века. В настоящий момент она сталкивается с двоякими проблемами с исламизмом. Как это ни странно, сейчас в трудности возникают как с радикальным исламом, так и с умеренным, который считается противоядием от радикального.

Неоднозначность умеренного ислама

Президент Татарстана Минтимер Шаймиев выступает за умеренную версию ислама, открывая религиозные школы и университеты. В то же время российское правительство намерено открыть исламский университет, чтобы противостоять угрозе радикального ислама.

Ислам на Кавказе

Парадоксальным образом Россия использует умеренный ислам для собственных целей. В постсоветский период различие между разными вариантами ислама по-прежнему сохраняется. Кавказская версия ислама отличается радикализмом, татарская– умеренностью.

Постсоветская Россия прагматично сочетает авторитаризм с гибким подходом к мусульманским меньшинствам. США пытается дестабилизировать Россию с помощью умеренного ислама, в то время как на Кавказе московские власти стараются противопоставить политический ислам радикализму. Поэтому Россия делает попытки использовать умеренные мусульманские движения в Татарстане и Чечне, несмотря на представляемую ими угрозу.

Cтарательно создавая впечатление того, что ислам в Татарстане разрешен, российские власти продолжают сохранять за собой инициативу. Сейчас в России действует фактический запрет на работы Саида Нурси (Said Nursi), которые якобы содержат экстремистские утверждения и распространяют вражду. Начало этому было положено в 2005 году следственными действиями против движения «Нур».

Другими словами, московская администрация пытается контролировать даже умеренный ислам. Однако Россия вполне может потерять над ним контроль. При этом политический ислам для Москвы важен как потенциальный канал для укрепления связей с исламским миром… Чтобы наладить отношения с исламскими странами Россия подчеркивает политику, которую она ведет в Татарстане. Шаймиев, сопровождавший президента Владимира Путина в ходе его ближневосточного турне, в Саудовской Аравии был награжден за службу исламской вере. Все это – элементы новой политики Путина в отношении исламского мира.

В феврале в Стамбуле прошел саммит России и Организации исламского сотрудничества, посвященный стратегическому видению. В мероприятии участвовали президент Шаймиев и генеральный секретарь ОИС Экмеледдин Ихсаноглу (Ekmeleddin İhsanoğlu). Речь идет о новой платформе, позволяющей России и странам ОИС осуществлять совместные проекты. Пока, впрочем, неясно, как укрепление связей между Москвой и исламским миром, начавшееся в 2005 году, когда Москва получила статус наблюдателя в ОИС, отразится на российской политике по отношению к мусульманскому населению.

Движение Гюлена


Отдельную опасность, связанную с умеренным исламом в России, представляет собой деятельность движения Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen), находящаяся под подозрением у Москвы с середины 1990-х годов. В 2001 году Москва приняла новую концепцию безопасности, одна из задач которой – помешать умеренному исламу укорениться в стране. С тех пор закрыты были 18 школ движения. В 2003 году из Башкирии были депортированы 10 преподавателей из школ Гюлена. За следующие два года число депортированных дошло до 50 человек. Российская секретная служба ФСБ, внимательно следящая за школами движения Гюлена, считает, что их программа содержит элементы, подрывающие национальную безопасность России. Спецслужба даже обнаружила, среди преподавателей из этих школ американских и британских шпионов, причастных к волнениям и попыткам переворотов в тюркских республиках. В результате российские власти закрыли восемь школ Гюлена в Татарстане, четыре в Башкирии и по школе в Карачаево-Черкесии, Якутии, Астрахани и Дагестане. В сентябре 2003 года главе фонда Tolerans и представителю движения Гюлена в России Мустафе Кемалю Ширину (Mustafa Kemal Şirin) был запрещен въезд в страну. Таким образом Путин дал понять, что он осознает угрозу, которую представляет для России политический ислам. Было ли его предупреждение воспринято верно, покажет время.

В последние годы Россия пересматривает свою энергетическую политику и начинает использовать преимущества, которые предоставляют энергетические богатства. Российские власти, заработавшие благодаря растущим ценам на энергоносители огромные деньги на экспорте нефти, сейчас чувствуют себя в безопасности от политических, дипломатических и военных операций транснациональных компаний. Однако выпускники учебных заведений умеренного исламского проекта продолжают медленно карабкаться вверх по лестнице успеха. Российской Федерации имеет смысл принимать во внимание примеры цветных революций на Украине и в Грузии».

Я могу привести еще множество цитат, доказывающих, что военные пропагандируют евразийство наряду с идеологией «Эргенекона» и раздувают американские настроения, продолжая при этом сотрудничать с США.