Слухи об отставке патриарха Григория III Лахама опровергнуты. При этом кто-то поговаривает о том, что в Рим уже было отправлено письмо об его отречении. Это событие сигнализирует о внутренних трудностях в самом сердце церковной иерархии и в духовенстве разных христианских сообществ Ближнего Востока.


Несмотря на традиционные ободряющие заверения о «заключенном мире» и о духе «вновь обретенной общности», кризисные веяния продолжают портить отношения между патриархом мелькитской католической церкви и большей частью епископата Восточной католической церкви. Патриархат недавно распространил коммюнике, подтверждающее, что патриарх остается на своем посту во главе патриархата и даже спешит приступить к «новым проектам» с намерением удвоить свои усилия «как на локальном, так и на международном уровне», чтобы «облегчить страдания населения в кризисной обстановке, главным образом в Сирии, Ираке и Палестине». Но именно после появления этого коммюнике, прозвучавшего как своего рода ненужное оправдание, подтвердились подозрения о непрекращающихся напряжениях в сердце мелькитского синода. При этом в Дамаске распространяются слухи о том, что в Рим уже было направлено письмо об отречении патриарха.


Первое громкое свидетельство существующих внутри мелькитского синода проблем появилось в июне 2016 года: тогда синод мелькитской греко-католической церкви после открытия 20 июня в семинарии Айн-Траз на юго-востоке Бейрута прервали и отложили на неопределенное время, так как из-за нескольких епископов не было достигнуто кворума, необходимого для правомочности синодального собрания. Из действовавших тогда 22 мелькитских епископов лишь 11 присутствовали на первом заседании синода.


Уже тогда напряженность и недовольства выливались в требования об отставке патриарха Григория III, которое поддержала группа из по меньшей мере десяти епископов, предлагая перейти к избранию нового патриарха. В корне расхождений лежали вопросы финансового и административного порядка, в адрес патриарха звучали обвинения в растрате церковного имущества. В своей официальной речи после отзыва синода Григорий III, опираясь на положения в том числе Ватиканской конгрегации по делам восточных церквей, подчеркнул, что восточное каноническое право не предусматривает возможности навязать патриарху отставку против его воли, и возможные противоречия должны решаться внутри синодального собрания.


В период с 21 по 23 февраля синод мелькитского патриархата снова собрался в резиденции патриарха в Рабуэ в Ливане. Возможность успешного исхода синодальной ассамблеи была связана в том числе с работой апостольских нунциев в Сирии и Ливане, кардинала Марио Дзенари (Mario Zenari) и архиепископа Габриэле Качча (Gabriele Caccia), активно участвовавших в деятельности синода. В конце ассамблеи появилось коммюнике ободряющего характера, в котором участники встречи благодарили Господа за то, что он даровал им «дух братского примирения», чтобы восстановить мир в церкви и «вновь вернуться на путь взаимопонимания».


В коммюнике говорилось о «неудобном» тоне, который избрали некоторые епископы в ходе полемики, и об отмеченных некоторыми священниками в распоряжении церковным имуществом «ошибках в управлении, вероятнее всего, допущенных несознательно». Были назначены также даты следующей синодальной ассамблеи, намеченной на период с 19 по 24 июня 2017 года. Было особо подчеркнуто, что в то же время новые постоянные члены патриархального синода, которые должны быть вновь утверждены на своих должностях, будут «помогать» патриарху при исполнении его функций.


В действительности, как утверждают источники, близкие к патриарху в Дамаске, во время синодальной ассамблеи в феврале патриарх под давлением большинства епископов подписал письмо об отречении от занимаемой им церковной должности.


Письмо якобы было отправлено в Рим, откуда на данный момент еще не получено никакого ответа. Как отмечают некоторые наблюдатели, указания от Святого Престола могут поступить только после Великого поста и празднования Пасхи. Кто-то полагает, что патриарх на самом деле не хочет отрекаться от своей должности: в этом ключе следовало бы прочитать и недавно распространенное пресс-секретариатом патриархата коммюнике, где открыто говорится о появившихся в местных СМИ статьях с намеками на возможную отставку патриарха, а также содержится обращенная к СМИ просьба публиковать только предварительно проверенные новости.


Если оставить за скобками бестактность и переход на личности, плачевное состояние мелькитской церкви является одним из красноречивых сигналов, говорящих о внутренних трудностях в сердце церкви и среди священнослужителей многих христианских сообществ Ближнего Востока, обнажившихся из-за волнений, вызванных внутриконфессиональными конфликтами и столкновениями.


Несколько дней назад архиепископ Самир Нассар, руководящий маронитской архиепархией Дамаска в своем письме о Великом посте среди главных печальных факторов для сирийской церкви назвал острую проблему, связанную с бегством священников из Дамаска в годы гражданской войны, из-за которого верующие остались без пасторского утешения. Патриарх Вавилона Халдейского Луис Рафаэль I Сако вел длительную борьбу, осуждая бегство из своей родной страны священников и религиозных деятелей, которые, не получив разрешения от своих епископов, эмигрировали на Запад. В то самое время, когда местная церковная система во многих местах кажется разрушенной, все больше появляется церковных деятелей, полностью посвящающих свое время «фандрэйзингу» и распоряжению ресурсами, собранными в пользу «гонимых христиан».