Выступая 29 ноября в Центре имени Вудро Вильсона, специальный помощник президента и старший директор Совета национальной безопасности по вопросам оружия массового уничтожения и нераспространения Кристофер Форд (Christopher Ford) сделал смелый шаг. Он впервые публично назвал тип российской ракетной системы, которая, как утверждают Соединенные Штаты, создана в нарушение Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД).


Для большинства американцев это ничего не значит. Но на самом деле, это заявление чревато гораздо более разрушительными последствиями, чем может показаться на первый взгляд, поскольку под удар поставлена судьба контроля вооружений. 8 декабря исполнилось 30 лет со дня подписания Договора о РСМД. Его назвали договором, «положившим конец холодной войне», и он предусматривал уничтожение американских и советских баллистических ракет, а также крылатых ракет наземного базирования с дальностью пуска от 500 до 5 000 километров. Открыто назвав российскую ракетную систему, которая вызывает сомнения у США (это ракета 9М729 известная в Америке под названием SSC-8), американский представитель заявил, что ее дальность составляет примерно две тысячи километров. Таким образом, администрация Трампа встала на путь, который либо заставит Россию вернуться к исполнению этого договора и ликвидировать ракетную систему, нарушающую его условия (а русские вряд ли пойдут на такой шаг), либо вынудит Соединенные Штаты выйти из договора РСМД и начать разработку и развертывание своих собственных ракет данного класса. Так или иначе, перспективы у Договора РСМД на сегодня не очень хорошие.


Как мы дошли до этого? Настоятельная потребность, приведшая ядерные державы к разоружению, в основе которого находился подписанный в 1987 году Договор РСМД, очень быстро исчезла. В 1989 году пала Берлинская стена. Соединенные Штаты и Советский Союз летом 1991 года подписали новый договор о разоружении, носящий название Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1) Однако распад Советского Союза в декабре 1991 года коренным образом изменил стратегический баланс сил, и те стимулы, которые вынуждали Америку вести переговоры о ядерном разоружении в 1980-е годы, перестали действовать.


В 1993 году был заключен новый договор, известный как СНВ-2. Но американский сенат ратифицировал его лишь в 1996 году. Российская Государственная Дума воздерживались от его ратификации до 2000 года, выдвинув условие о том, что американский сенат должен ратифицировать приложение к СНВ-2 от 1997 года, касающееся противоракетной обороны. Одной из главных концепций, определивших советско-американскую политику ядерного сдерживания в годы холодной войны, была концепция взаимно гарантированного уничтожения, в основе которой лежала идея о том, что поскольку в результате обмена ядерными ударами будут уничтожены обе стороны, ни одна из них не применит ядерное оружие первой. В 1972 году концепция взаимно гарантированного уничтожения нашла свое подкрепление в Договоре по противоракетной обороне, согласно которому каждая из сторон обязалась иметь не более двух систем ПРО и максимум 100 пусковых противоракетных установок.


Однако в 2000 году разработчиков американской политики национальной безопасности в большей степени беспокоили ядерные баллистические ракеты стран-изгоев, таких как Ирак, Иран и Северная Корея, нежели российское ракетно-ядерное нападение. В декабре 2001 года Соединенные Штаты объявили о своем намерении выйти из Договора по ПРО, начиная с июня 2002 года. Это, в свою очередь, вынудило русских выйти из договора СНВ-2. В мае 2002 года был подписан новый договор о разоружении, носивший название Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов, который вступил в силу в июне 2003 год. Однако главное внимание в этом договоре было уделено количеству ядерных боеголовок, которые могла развернуть каждая из сторон, а не числу систем доставки.


Когда в январе 2009 года к власти пришел президент Обама, его администрация в первую очередь столкнулась с таким важным вопросом как договор СНВ-1, срок действия которого истекал в декабре 2009 года. Администрация не могла спасти СНВ-1, однако она сумела провести переговоры и договориться о подписании нового соглашения о контроле вооружений, которое получило название СНВ-3. Этот договор, подписанный в 2010 году, пришел на смену соглашению о сокращении стратегических наступательных потенциалов и стал главным и принципиальным механизмом разоружения между США и Россией. Договором СНВ-3 количество развернутых систем стратегического ядерного оружия ограничивалась 1 550 единицами, а количество развернутых систем доставки ядерного оружия (ракеты и бомбардировщики) 700 единицами.


Все это время договор РСМД скрывался в тени, хотя и был основой каждого нового соглашение о ядерном разоружении, заключаемого между США и Советским Союзом/Россией. Однако к тому времени, когда в 2000 году истек срок действия положений об инспекциях в рамках РСМД, мир изменился. США вышли из договора по ПРО, НАТО придвинулась к границам России, Америка приняла решение развернуть системы противоракетной обороны в Румынии и Польше. Все это радикально изменило геополитические реалии в Европе. Многие представители российского военного командования увидели угрозу в создании современного оружия класса РСМД такими странами как Иран, Северная Корея и Китай. Они считали, что у России нет на него адекватного ответа, поскольку она ограничена положениями договора РСМД. С другой стороны, поскольку Россия сделала ставку на оперативно-тактическое ядерное оружие, способное сдержать военную экспансию НАТО вблизи ее границ, многие в США считали, что Москва пытается воспользоваться существенным сокращением стратегического ядерного потенциала Америки в рамках СНВ-3, а у Вашингтона нет на это адекватного ответа — также из-за ограничений договора РСМД. Администрация президента Трампа ясно дала понять о своем негативном отношении к договору СНВ-3. Во время своего первого телефонного разговора с российским президентом Владимиром Путиным Трамп уведомил его о том, что Соединенные Штаты не заинтересованы в продлении договора СНВ-3, и назвал его «плохой сделкой».


В 2008 году Соединенные Штаты зафиксировали испытательный пуск российской крылатой ракеты. Эта крылатая ракета пролетела почти 2 000 километров. У американских аналитиков из разведки не было уверенности в том, что именно они обнаружили. Если это была крылатая ракета морского базирования, а ее пусковая установка предназначалась исключительно для проведения испытаний, то в таком случае никаких нарушений договора РСМД быть не могло, поскольку он не запрещает ракеты морского и воздушного базирования. Полученные США данные были неоднозначными, но после трех лет дополнительных расследований американское разведывательное сообщество уверенно заявило, что оно зафиксировало испытание экспериментальной крылатой ракеты наземного базирования 9М729, и что данное испытание было осуществлено в нарушение договора РСМД.


В 2011 году американская разведка уведомила об этом конгресс, а потом представила свои оценки русским. Россия опровергла американские утверждения о нарушении договора и потребовала от США представить конкретную информацию в подтверждение своих заявлений. Администрация Обамы отказалась это сделать, и в 2014 году официально уведомила конгресс о нарушении Россией договора РСМД. С тех пор она делала это каждый год.


Данные обвинения, изложенные Кристофером Фордом во время выступления в Центре Вильсона, подразумевают, что оценка российских нарушений весьма основательна и достоверна. Однако на самом деле все может быть иначе. Ракету 9М729 производит российская компания «Новатор», расположенная в Екатеринбурге. Она же производит крылатую ракету морского базирования 3М14, которую Россия применяет против оппозиционных сил в Сирии. Эти ракеты очень похожи друг на друга по своей конструкции и применяемым технологиям. Да и разрабатывались они по параллельным графикам. То обстоятельство, что Соединенные Штаты в сентябре 2015 года засекли испытательный пуск ракеты 9М729, пролетевшей менее 300 километров (почему она не подпадает под действие Договора РСМД), может говорить о том что американская разведка спутала ракету 3М14 с ракетой 9М729, пуск которой она засекла в 2008 году. Таким образом, получается, что Россия не нарушала договор РСМД.


Но вместо того, чтобы искать взаимоприемлемое решение этой проблемы, Соединенные Штаты и Россия, по всей видимости, согласны на крах договора РСМД. Россия развернула как минимум два дивизиона, оснащенных ракетами 9М729. Если эта ракета нарушает положения договора РСМД, то в таком случае Москве придется ликвидировать не только сами ракеты, но и все их пусковые установки. Приняв решение о развертывании 9М729 после длительного периода разработки, Россия вряд ли внезапно согласится на их ликвидацию. Скорее всего, Россия внимательно следит за действиями американского конгресса, который в своем законе об ассигнованиях на оборону на 2018 год выделил деньги на разработку американскими военными ракетных систем с дальностью пуска от 300 до 5 000 километров в противовес новой российской ракете 9М729. Похоже, что Россия провоцирует Соединенные Штаты на выход из Договора РСМД, а администрация Трампа при содействии конгресса поддается на такие провокации с полной готовностью. Конечным результатом может стать еще большее ухудшение отношений между США и Европой и начало новой гонки вооружений, в которой США окажутся явно в невыгодном положении, так как Россия имеет фору, сделав рывок на старте.


Однако больше всего от этого пострадает контроль вооружений. Отказ от договора РСМД разрушит саму основу ядерного разоружения, которое с 1960-х годов способствует налаживанию российско-американских отношений. Не останется почти никаких шансов на продление договора СНВ-3, и уж тем более на заключение какого-то нового договора ему на смену. Кончина контроля вооружений вернет наш мир в годы взаимно гарантированного уничтожения, когда ядерные силы ведущих держав находились в состоянии повышенной боевой готовности. А это не сулит ничего хорошего нашему миру, особенно с учетом прискорбного состояния российско-американских отношений в настоящее время.


Скотт Риттер — бывший офицер разведки корпуса морской пехоты, работавший в СССР над реализацией ряда договоров о контроле вооружений, служивший в Персидском заливе во время операции «Буря в пустыне» и в Ираке, где он следил за ликвидацией оружия массового уничтожения. Риттер — автор книги Deal of the Century: How Iran Blocked the West's Road to War (Сделка века. Как Иран помешал Западу встать на тропу войны).