За две недели до того, как Дональд Трамп дал согласие баллотироваться в президенты от Республиканской партии, руководитель его предвыборного штаба предложил тесно связанному с Кремлем российскому миллиардеру информировать его о ходе гонки. Об этом сообщили люди, знакомые с содержанием переговоров.


Пол Манафорт предложил свои услуги в электронном сообщении, направленном зарубежному посреднику. Он попросил передать данную информацию алюминиевому магнату Олегу Дерипаске, с которым Манафорт в прошлом занимался бизнесом.


«Если ему нужны приватные брифинги, мы можем договориться», — написал Манафорт 7 июля 2016 года в электронном письме, отрывки из которого вместе с другой перепиской удалось прочитать репортерам The Washington Post.


Эти письма и еще десятки тысяч документов были переданы следователям конгресса и специальному прокурору Роберту Мюллеру, которые в ходе проводимого расследования пытаются выяснить, взаимодействовали ли помощники Трампа с Россией в рамках московских попыток вмешаться в американские выборы 2016 года.


В этих документах нет указаний на то, что Дерипаска принял предложение Манафорта, или что какие-то брифинги имели место. А пресс-секретарь Дерипаски назвала эту переписку происками «консультантов из скандально известной бандитской индустрии Вашингтона».


Тем не менее, следователи считают, что эта переписка, указывающая на стремление Манафорта нажиться на своей видной должности и служебном положении рядом с Трампом, создала благоприятные возможности на самом высоком уровне американской президентской кампании для заинтересованных российских кругов. Сообщившие об этом источники попросили не называть их имена, поскольку следствие еще не закончено.


В некоторых письмах, которыми обменивались Манафорт и киевский сотрудник его международной фирмы политического консультирования, говорится о деньгах, которые, как считал Манафорт, ему задолжали восточноевропейские клиенты.


Письма эти специально написаны очень неопределенно и туманно, а давний сотрудник Манафорта Константин Килимник ни разу не назвал Дерипаску по имени. Но следователи считают, что ключевые отрывки из писем относятся к Дерипаске, которого в ряде случаев называют инициалами ОВД. Об этом сообщили люди, знакомые с их содержанием. В одном случае автор письма пишет о русском деликатесе черной икре, однако следователи считают, что речь там идет о деньгах, которые Манафорт надеялся получить от бывших клиентов.


В одном апрельском письме, написанном вскоре после того, как Трамп назначил Манафорта стратегом своего предвыборного штаба, он ссылается на положительные отклики прессы и на укрепление своей репутации, а потом задает вопрос: «Как этим воспользоваться, чтобы получить все сполна?»


Пресс-секретарь Манафорта Джейсон Малоуни (Jason Maloni) сообщил в среду, что данная переписка является отражением «безобидного стремления» собрать давние долги.


«Не секрет, что прежние клиенты были должны господину Манафорту», — сказал Малоуни. По его словам, никаких брифингов для Дерипаски не было, а то, что Манафорт предлагал в своем письме, должно было стать «обычным информированием» о ходе кампании.


Директор по связям с общественностью из принадлежащей Дерипаске компании «Русал» Вера Курочкина высмеяла вопросы The Washington Post, назвав их «фабрикацией и инсинуацией», и заявила: «Меня беспокоит то, что сама реакция на их лживый подтекст придаст им налет подлинности».


В целом тысячи электронных писем создают сложную картину. Например, майская переписка указывает на то, что Манафорт отверг предложение одного советника из предвыборного штаба, который сказал, что Трампу надо поехать за границу и встретиться с высшим российским руководством. «Кто-то должен сообщить, что ДТ (Дональд Трамп) не намерен совершать такие поездки», — написал Манафорт в письме, которое удалось прочитать журналистам The Washington Post.


Переписка с Килимником добавила новые штрихи к и без того опасной в правовом плане ситуации, в которой оказался Манафорт. Его сделки с недвижимостью и зарубежные банковские счета стали объектом пристального внимания Мюллера и следователей конгресса, которые расследуют действия России во время кампании 2016 года. Близкие к Манафорту люди считают, что Мюллер хочет вынудить его доносить на бывших помощников Трампа и предоставлять ему информацию.


В августе Мюллер выдал ордер на обыск дома Манафорта в Александрии, штат Виргиния, который был проведен рано утром. Это необычайно агрессивный шаг для дела об экономическом преступлении.


Мюллер также вызвал пресс-секретаря Манафорта Малоуни и его бывшего адвоката на допрос, в ходе которого они отвечали на вопросы большого жюри. В прошлом месяце помощники Мюллера сказали Манафорту и его адвокатам, что они могут предъявить ему обвинение в совершении уголовного правонарушения, после чего призвали его к сотрудничеству со следствием и потребовали сообщить информацию о других членах предвыборного штаба. На этой неделе The New York Times сообщила, что прокуратура угрожала Манафорту возбуждением против него уголовного дела.


Та переписка, которую изучают следователи, и с которой ознакомились журналисты The Washington Post, может дать обвинению дополнительные рычаги давления.


Килимник на просьбу дать комментарии не откликнулся. Пресс-секретарь Мюллера от комментариев отказался.


Многие считают, что Дерипаска, являющийся одним из самых состоятельных россиян, — важный союзник президента Владимира Путина. В 2006 году WikiLeaks опубликовала одну американскую дипломатическую телеграмму, в которой Дерипаска назван «одним из двух-трех олигархов, к которым Путин обращается регулярно».


Этот миллиардер не может получить визу для поездок в США, поскольку существуют опасения, что он связан с организованной преступностью в России, о чем написала Wall Street Journal. Сам Дерипаска решительно отвергает обвинения в преступных связях.


Российские официальные лица в последние годы часто поднимают вопрос о визах на встречах с американскими дипломатами, о чем говорят знакомые с этими просьбами американские чиновники.


В 2008 году один из деловых партнеров Манафорта Рик Дэвис (Rick Davis) организовал встречу Дерипаски с Джоном Маккейном, который в то время был кандидатом в президенты. Разговор состоялся в Швейцарии на международном экономическом форуме.


В то время Дэвис был в отпуске и не работал в фирме Манафорта, поскольку был руководителем штаба Маккейна. Эта встреча вызвала большой переполох, особенно в связи с тем, что Маккейн много лет критиковал Путина.


The Washington Post в 2008 году написала о том, что после той встречи Дерипаска написал общее письмо Дэвису и Манафорту, поблагодарив за ее организацию. Дэвис в среду не откликнулся на просьбу дать комментарий.


В то время, когда проходила эта встреча, Манафорт работал на Украине консультантом дружественной по отношению к России политической партии. Он в конечном счете помог с избранием Виктора Януковича на пост президента в 2010 году. В 2014 году Януковича в ходе уличных протестов свергли, и он бежал в Москву.


Манафорт и Дерипаска подтвердили, что у них действительно были деловые отношения, поскольку Манафорт работал у олигарха консультантом по инвестициям, получая за это деньги. В 2014 году Дерипаска в суде на Каймановых островах обвинил Манафорта в том, что тот взял почти 19 миллионов долларов инвестиционных средств, а потом не смог отчитаться за них, не вернул их и не ответил на многочисленные запросы о том, как именно использовались эти деньги. Судебные документы указывают на то, что дело это, судя по всему, не закрыто.


Материалы попавшей к следователям переписки также показывают, что Манафорт во время предвыборной кампании отмахивался от вопросов о своих зарубежных деловых операциях.


В апреле 2016 года Манафорт написал письмо помощнику Трампа по связям с прессой Хоуп Хикс (Hope Hicks), в котором дал ей указание оставить без внимания список вопросов The Washington Post о его отношениях с Дерипаской и одним украинским бизнесменом.


Когда в июне начала задавать вопросы другая новостная организация, Манафорт написал Хикс, что у него никогда не было никаких связей с российской властью.


Хикс, ныне работающая в Белом доме директором по связям с общественностью, от комментариев отказалась.


Как рассказывают бывшие сотрудники предвыборного штаба, Манафорт часто говорил своим коллегам, что утверждения прессы о нем — это ложь. Они также в частном порядке высказывают сомнения в том, что интересы кандидата всегда были для Манафорта на первом месте.


Полученная следователями переписка показывает, что Манафорт регулярно поддерживал связь со своим давним киевским сотрудником Килимником, обмениваясь с ним письмами все те пять месяцев, что он возглавлял предвыборный штаб Трампа.


Ветеран Советской Армии Килимник работал на Манафорта в его киевской фирме политического консалтинга с 2005 года. Начинал он менеджером и переводчиком, но потом Манафорт стал поручать ему более ответственную работу. Знакомые с Килимником люди говорят, что он был связующим звеном Манафорта с Дерипаской и другими людьми.


Близкие к Манафорту люди рассказали The Washington Post, что в качестве меры предосторожности в переписке с Килимником он пользовался эзоповым языком, так как они обменивались конфиденциальной информацией, находясь далеко друг от друга.


В конце июля, когда Трамп уже выступил в Кливленде и дал согласие баллотироваться от Великой старой партии, Килимник написал Манафорту письмо о том, что 29 июля он встретился с человеком, «который несколько лет назад подарил вам самую большую банку черной икры». Килимник заявил, что обсуждение «длинной истории про икру» займет немало времени, и они договорились встретиться в Нью-Йорке.


По мнению следователей, говоря о русском деликатесе, Килимник имел в виду прежние связи Манафорта с Дерипаской, которые приносили американцу немалую прибыль. Другие люди, знакомые с содержанием этой переписки, утверждают, что речь могла идти об украинских магнатах, с которыми Манафорт в свое время занимался бизнесом.


Килимник и Манафорт не отрицают, что во время кампании они находились в контакте, причем два раза встречались лично. Первый раз — в мае 2016 года, когда роль Манафорта в штабе Трампа возрастала, а второй — в августе, примерно за две недели после отставки Манафорта, вызванной вопросами о его работе на Украине.


Об августовской встрече Манафорт и Килимник договорились по электронной почте, материалы которой сейчас изучают следователи.


Встреча прошла в клубе Grand Havana, как называется роскошный сигарный бар на Манхэттене. По словам Килимника, они обсуждали «неоплаченные счета» и «свежие новости». Вместе с тем, он отметил, что речь шла о «частных делах», никак не связанных с «политикой и президентской кампанией в США».