Можно ли проблему Мьянмы — Аракана, северокорейскую проблему, войну в Сирии рассматривать независимо от борьбы за влияние в Южной Азии, Азиатско-Тихоокеанском регионе, на Ближнем Востоке? Или можно ли назвать случайностью то, что по мере углубления кризиса, связанного с доминированием в Южно-Китайском море, ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.), которая начинает терпеть поражение в Ираке и Сирии, неожиданно появляется на Филиппинах в Тихом океане, а американский империализм тут же принимает решение отправить военных в эту страну под предлогом борьбы с радикальным исламистским фундаментализмом?


Это только некоторые из множества примеров. Немаловажный вопрос заключается в том, почему сумасбродный президент США Дональд Трамп, который перевел Северную Корею в разряд мишени по причине ядерных испытаний, выступает против ядерного соглашения, подписанного с Ираном? Хотя на все эти вопросы можно дать множество разных ответов, все они главным образом связаны с глобальной борьбой за влияние.


В настоящее время в 80 разных регионах мира имеют место войны, конфликты, кризисы. Часть из них — это так называемые «замороженные проблемы», которые обладают высоким потенциалом в любой момент превратиться в горячий конфликт. И все эти проблемы так или иначе связаны друг с другом.


Глобальная борьба за власть XXI века, в которую мы вовлечены, становится ареной конкуренции из разряда той, что происходила в первой половине XX века. Мы наблюдаем новую версию конфликта за гегемонию, повлекшего за собой две масштабные войны за передел, в ходе которых миллионы людей погибли, города были стерты с лица земли, и в то время как набирающая обороты конкуренция заставляет глобальных игроков плыть саженками в опасных водах, выяснение отношений приводит к открытой конфронтации.


Империалистическая капиталистическая система, из-за которой и продолжаются войны, конфликты, кризисы, мчится на полных парусах, оставляя после себя новые кризисы и зоны конфликта. Глобальная война за власть, которая заставляет Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша (Antonio Guterres) предупреждать о том, что кризис вокруг Северной Кореи может привести к масштабной войне, под скромным нажимом новых «энергичных» игроков толкает действующих игроков на совершение ошибок.


В период, когда позиции США как гегемона ослабевают, ходы Китая, потенциальной глобальной силы, и России, нацеленной достичь былой мощи, расчищают путь к многополярной борьбе. Но могут ли новые войны за мировое господство и передел вылиться в открытый конфликт? На сегодняшний момент вряд ли.


Сегодня по сравнению с прошлым веком число ядерных игроков достигло восьми. То есть теперь США в этом не одиноки. К США, Великобритании, Франции, России и Китаю в последние годы присоединились такие страны, как Пакистан, Индия, Израиль. Иран, который пока остановлен, и Северная Корея, которую хотят остановить, также вот-вот поднимутся в «ядерную лигу».


Все игроки, обладающие ядерной мощью, выступают за то, чтобы в соперничестве за получение своей доли не допустить горячей стадии конфликта. Поэтому борьба за власть продолжается в виде войн чужими руками. Во всех кризисных регионах, от Кении до Бразилии, от Венесуэлы до Йемена, от Украины до Сирии, можно видеть следы этой борьбы и поляризации.

 

Место теракта в городе Лахдж на юге Йемена


Наведение прицела на Северную Корею как на глобальную угрозу — тоже результат этого политического климата. Хотя внешняя причина посягательств США и НАТО, открыто угрожающих Северной Корее, — ядерные испытания, еще один важный фактор — окружение Китая. Но, увы, все трактовки по этой проблеме, как и по многим другим вопросам, построены на западных информационных источниках. Равно как и оценки по поводу Ирана в недавнем прошлом. Исходя из этого и формируется представление о Северной Корее как бессменном лидере «стран зла», объявленных американским империализмом.


Превращать неподчиняющиеся страны и лидеров в мишень — классический трюк США. Как в случае с Ливией во главе с Каддафи или Сирией и Ираком. Сейчас США, НАТО стали открыто заявлять о необходимости глобального ответа. И Трамп, который говорит, что «по Северной Корее обсуждаются все варианты», и НАТО выражают необходимость дать некий глобальный ответ КНДР.


Можно ли ожидать какое-либо масштабное военное вмешательство или тотальную войну? В условиях нынешней международной ситуации такие сценарии вряд ли возможны, тем не менее могут обратиться к локальным контрударам по ядерным объектам, как в свое время в Иране, Сирии, Ливии.


Для того чтобы мировая империалистическая капиталистическая система могла продолжать свое существование, нужно еще много кризисов и войн. Новая борьба за гегемонию и передел с участием многих игроков и факторов имеет еще множество нераскрытых граней. Сегодня — Северная Корея, Сирия, Йемен, завтра — другая какая-нибудь страна.