Многие наблюдатели на Западе предсказывали коллапс российской экономики, когда цены на нефть три года назад начали падать. Слишком сильной казалась зависимость страны от «черного золота». Получилось иначе: гибкий курс рубля оказал российской экономике необходимую поддержку, и конъюнктура вновь улучшилась. То есть все хорошо в империи Владимира Путина?


Не совсем. Потому что как только начинает казаться, что все приходит в норму, появляется очередная проблема, которая раньше не попадала в поле зрения — банковский кризис. Хотя глава ЦБ России Эльвира Набиуллина еще с 2013 года жестко руководит слабеющими финансовыми институтами, которые не соответствуют требуемым стандартам и руководствуются сомнительными деловыми практиками. 340 из них она уже без особых церемоний закрыла. При этом речь шла практически исключительно о небольших банках.


Но сейчас дело принимает серьезный оборот — впервые под ударом оказался крупный игрок — банк «Югра». Среди оставшихся порядка 600 банков он входит в 30 крупнейших банков по величине активов и в топ-20 по величине вкладов. Кроме того, негативные новости появились и о лидере отрасли — Сбербанке. Банк борется за возврат миллиардного кредита из Хорватии.


В случае банка «Югра» речь идет о крупнейшем банкротстве последних лет. Кроме того, это крупнейший страховой случай в российской финансовой истории. На полгода банк передан в управление Агентству по страхованию вкладов, счета вкладчиков пока заморожены. ЦБ и Агентство по страхованию вкладов должны выплатить вклады банка на сумму 170 миллиардов рублей (2,5 миллиарда евро), заявил заместитель председателя ЦБ Василий Поздышев.


Банкротству предшествовала длительная борьба


Сопоставление открывает весь масштаб банкротства банка «Югра»: крупнейший прежде страховой случай — банкротство «Мастер-банка» — обошелся в 35 миллиардов рублей. Это катастрофа для Агентства — оно уже в течение последних 3,5 лет, за которые было выплачено в общей сложности 1,1 триллиона рублей вкладчикам ликвидированных банков, находилось в сложной ситуации и нуждалось в помощи Центробанка.


По мнению экспертов, Центробанк на этот раз вынужден будет запустить печатный станок, чтобы решить проблемы. Выплаты вкладчикам должны начаться через две недели. Каждый вкладчик претендует на страховые выплаты на сумму в пределах 1,4 миллиона рублей.


При этом банкротство не было неожиданностью. Уже во второй половине мая ЦБ постановил, что банку «Югра» необходимо создать дополнительные резервы в размере 40 миллиардов рублей. Этому указу предшествовала продолжительная борьба с регулятором.


Так, банку еще в апреле прошлого года был разрешен только ограниченный прием вкладов физических лиц. Однако банк частично обходил это ограничение, делая вкладчиков «акционерами», цитирует инсайдеров газета «Ведомости».


Кроме того, в последнее время имелись признаки того, что предоставляемая информация об активах банка была недостоверной, говорит Поздышев.


Продажа более крупному банку без ликвидации


Банк «Югра» присутствует на рынке 27 лет. На протяжении многих лет он не показывал особых успехов. В 2012 году в рейтинге по объему активов среди российских банков он находился на 272 месте. Однако затем начался головокружительный подъем, и в 2015 году он вошел в список 35 крупнейших банков.


Вопрос собственности также стал прозрачным только со временем. На протяжении многих лет владельцами числилось двенадцать физических лиц, при этом реальные выгодоприобретатели скрывались, что опять же вызывало недовольство со стороны Центробанка. Только в январе 2016 года стало понятно, что финансовый институт принадлежит московским предпринимателям из сферы недвижимости Юрию и Алексею Хотиным. Большая часть акций принадлежала швейцарской компании Radamant Financial AG.


«В настоящий момент ситуация — непонятная, поскольку банк выполнил все нормы Центробанка и полностью ликвиден», — говорит Алексей Нефедов, президент банка «Югра».


Надзорное ведомство видит ситуацию иначе. Существуют подозрения, что владельцы пополняли основной капитал банка при помощи кредитов других банков, и что половина кредитов отдавалась компаниям, аффилированным с банком.


Будет ли банк в рамках санации передан другому банку или ликвидирован, станет ясно в течение следующих месяцев.


Оба крупнейших российских банка теряют деньги


Неприятности есть и у лидера банковской отрасли, Сбербанка — хотя и не такие драматичные. Институт ждет возврата миллиардного кредита из Хорватии, где в апреле обанкротился крупнейший розничный концерн Agrokor и был взят под государственный контроль. Сбербанк является крупнейшим кредитором компании: он предоставил ей кредит в размере 1,1 миллиарда евро,.


Agrokor считается в Хорватии компанией системного значения. Концерн обеспечивает 60 тысяч рабочих мест в торговых сетях Konzum и Mercator, 40 тысяч из них — в Хорватии, и порядка 10 тысяч — в Словении и Сербии. Если прибавить смежные сектора и логистику, то от судьбы Agrokor зависят еще десятки тысяч рабочих мест.


Правительство выделило на санацию 15 месяцев. Долги Agrokor оцениваются в 5,4 миллиарда евро, не включая 800 миллионов евро обязательств словенской торговой дочки Mercator.


Кроме Сбербанка, кредит Agrokor выдал и второй по величине российский банк ВТБ — 30 миллионов евро. Какие резервы сформировала ВТБ за свою долю, неизвестно.


Центробанк играет на руку Сбербанку


То есть в общей сложности четверть кредитов Agrokor приходится на Россию, в связи с чем, как говорят, Кремль недоволен рискованным маневром Сбербанка. Глава банка Герман Греф в свою очередь высказал негодование в связи с тем, что Хорватия при помощи ситуативного закона с обратной силой ограничила права кредиторов.


Тем не менее банкротство хорватской компании не затормозило подъем Сбербанка после нескольких лет рецессии в стране. В июне прибыль составила 55 миллиардов рублей, что на 22,2% выше показателей прошлого года. Прибыль в первом полугодии этого года составила 317 миллиардов рублей — на 38,2% выше, чем в прошлом году.


В качестве причины дальнейшего подъема приводятся снижение процентов по вкладам и растущая динамика по кредитам, предоставляемым частным лицам. ЦБ России в июне понизил ключевую процентную ставку в третий раз за этот год до 9%. При помощи закрытия небольших банков он еще и сыграл на руку крупным финансовым институтам. Прежде всего, Сбербанку, чьим основным акционером он [ЦБ] является.