Даже если весь Йемен будет разрушен, а вместе с ним Сирия, Ирак и другие арабские и мусульманские страны с президентскими или парламентскими системами это вовсе не означает, что в ответ государствам Персидского залива придется ограничиться лишь обеспечением продовольственной помощи упомянутым странам. Дело в том, что независимо от стремления Ирана поддерживать добрососедские отношения, революция, которую возглавил Имам Хомейни в 1978 году, была направлена против диктатуры шаха. В результате народного волеизъявления шах был свергнут, и в стране была провозглашена демократия. Как следствие, новым властям характерна враждебность по отношению к бывшим союзникам шаха — странам Персидского залива, в которых власть передается по наследству.


В настоящее время один из наследных престолов аравийских государств переживает кризис. Все усилия направлены на то, чтобы предотвратить крах трона, любую попытку переворота, как это случилось с бывшим эмиром Катара Халифой бин Хамадом Аль Тани, который был свергнут собственным сыном Хамадом бин Халифой в 1995 году. Тогда остальные аравийские монархии поспешили немедленно организовать передачу власти новому главе государства, поскольку самое главное в этом деле — сохранить трон, независимо от того, кому в итоге он достанется. Переворот произошел, пока шейх Халифа находился в отпуске в Швейцарии. Позже он выступил по радио с обращением к Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ): «Это мой сын Хамад, и я прошу своих братьев королей и эмиров не признавать его власть и не сотрудничать с ним». Однако случилось то, что случилось, и аравийские монархии признали итоги переворота в Катаре, потому что такова была воля правящей династии в этой стране. Свергнутый шейх Халифа бин Хамад Аль Тани так и остался за рубежом, но вскоре после того, как его стали одолевать возраст и болезни, ему разрешили вернуться на родину, что произошло в 2004 году. С этого момента он находился под домашним арестом, и только в 2016 году его перевезли в одну из больниц Женевы, где он лечился вплоть до своей смерти в том же году.

 

Шейх Хамад бен Халифа Аль Тани и Владимир Путин


В 2013 году в Катаре произошел «мягкий» переворот: шейх Хамад отказался от престола в пользу своего сына, наследного принца Тамима, от второй жены Мозы бинт Насер аль-Миснед, происходящей из уважаемой катарской семьи. Переворот стал свидетельством масштаба постоянных разногласий между членами правящей династии и другими влиятельными семьями страны. По словам основателя катарского разведывательного управления генерал-майора Махмуда Мансура, живущего за рубежом, три дня назад он получил информацию из Катара, согласно которой ведущие семьи страны выбрали четырех кандидатов на замещение эмира Тамима бин Хамада на посту главы государства, при этом только один из них из династии Аль Тани. Как отмечает Махмуд Мансур, главы этих семей заключили соглашение, в соответствии с которым они откажутся поддерживать политику эмира по спонсированию терроризма, вмешательству во внутренние дела ряда арабских государств и подстрекательству к мятежу и беспорядкам в этих странах, что привело к изоляции Катара.


Наибольшие опасения в связи с этим вызывает тот факт, что большинство из предложенных кандидатур, не принадлежат к династии Аль Тани. С благословения Соединенных Штатов арабские государства разорвали дипломатические отношения с Катаром с целью наказать эмира Тамима бин Хамада за поддержку «Братьев-мусульман», направленную против ваххабитской Саудовской Аравии. Однако политика США ограничивается словесными выпадами, цель которых — укрепить позиции Саудовской Аравии в регионе в обмен на полтриллиона долларов, выделенных Трампу. Так, два дня назад Вашингтон направил в Доху два военных корабля ВМС для участия в совместных с Катаром военных учениях. Кроме того, стороны подписали соглашение о продаже Катару американских истребителей F-15 стоимостью около двадцати одного миллиарда долларов.


Если Саудовская Аравия стремится свергнуть эмира Тамима, то она не будет делать ставку на его сводного брата Абдуллу бин Хамада, поскольку последний враждебно относится к королевству. Саудовская Аравия хочет поддержать другого сводного брата эмира, который является противником его политики. В качестве посредника в этом деле выступает Кувейт, который действует с согласия ведущих катарских семей. То, что лишь один из четырех выбранных ими кандидатур принадлежит династии Аль Тани, говорит о серьезных переменах внутри правящей семьи и об утрате ею своей власти. Данное обстоятельство позволит влиятельным семьям в Саудовской Аравии, Кувейте, ОАЭ и Бахрейне занять престолы в этих странах в будущем путем свержения правящих династий, таких как Аль Сауд, Ас-Сабах, Аль Халифа, Аль Нахайян. То же самое может произойти даже в пределах отдельных эмиратов: в Дубае, Шардже, Аджмане, Рас-Аль-Хайме, Фуджейре и Умм Аль Кувейне.


Поскольку мы находимся в ОАЭ, то информируем правящую семью о существующей угрозе для престолов аравийских монархий и необходимости отказа от установления любых форм демократического режима.


25 мая 1981 года в Абу-Даби было объявлено о создании ССАГПЗ, в который входят ОАЭ, Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн, Катар и Оман. В конце встречи глав этих государств президенту шейху Заеду бен Султану Аль Нахайяну как руководителю принимающей страны задали вопрос: «Известно, что Йемен и Джибути стремятся присоединиться к ССАГПЗ, что вы думаете по этому поводу?» Шейх Заед ответил буквально следующее: «Нашим братьям в Йемене и Джибути придется подождать некоторое время, пока шаг за шагом развивается новая структура». Фактически запросы Йемена и Джибути отвергались раз за разом в течение нескольких лет, и причиной служило то, что формой правления в этих государствах является президентская демократическая республика. Это противоречит интересам государствам-членам организации, в которых традиционно правят семьи. С того времени вопрос о вступлении Йемена не поднимался до тех пор, пока бывший президент страны Абд Раббо Мансур Хади не бежал из страны, укрывшись в Саудовской Аравии. Тогда этот вопрос снова стал предметом обсуждений, поскольку Саудовская Аравия посчитала, что теперь Йемен находится под ее контролем. Тем не менее, вступление Йемена в ССАГПЗ пришлось снять с повестки дня в связи с тяжелым поражением Саудовской Аравии и ее союзников в конфликте с Йеменом.

 

Саммит ССАГПЗ в Эр-Рияде


Возможно, самые большие опасения правящих семей были вызваны тем, что 7 февраля 2013 года на встрече представителей стран-членов ССАГПЗ в Дубае было объявлено, что организация приветствует просьбу Иордании присоединиться к Совету. Кроме того, стороны пригласили Марокко вступить в организацию. Вместе с тем было объявлено о начале переговоров с двумя странами относительно условий и процедур, необходимых для вступления. Все это вызвало множество вопросов относительно причин, которые побудили ССАГПЗ принять решение о присоединении Иордании и Марокко. По словам руководителей Совета, этот шаг был предпринят в целях поддержания политической стабильности в этих монархиях на фоне волны арабских революций, которые распространяются из одной страны в другую, и особенно, на фоне событий в Бахрейне. Эти волнения угрожают режимам в странах Персидского залива. Как следствие, то, чем занимается сегодня Кувейт, является попыткой защитить трон в Катаре. Если шейх Тамим бин Хамад будет свергнут, то это может стать началом больших перемен для Катара, что наверняка умерит враждебность Саудовской Аравии, поскольку рано или поздно события в Дохе ударят по интересам всех аравийских государств. Возможно, это произойдет совсем скоро.