Трамп хранил молчание всего 12 часов. А потом излил душу.

 

Назначение специального прокурора для расследования возможного сговора между его штабом и Россией он назвал в Твиттере «величайшей охотой на ведьм в американской истории».


Прошло несколько часов, и на пресс-конференции с колумбийским президентом Хуаном Мануэлем Сантосом Трамп вернулся к этой теме.


«Мне кажется, это совершенно нелепо. Все так думают, — сказал Трамп, когда его спросили о назначении специального прокурора. — Все, и даже мои враги говорят, что никакого сговора не было».


Эти заявления подтверждают непреклонную решимость Трампа бороться против расследования, которое досаждает ему с первых дней пребывания у власти — хотя он своими действиями только разжигает этот скандал и создает для себя все больше правовых рисков.


Трамп относится к расследованию действий России как к пиар-баталии, в которой на него нападают многочисленные враги. Но он очень медленно привыкает к новым опасностям, особенно правового характера, которых становится все больше.


Почти при каждой возможности — в интервью, в твитах, в официальных заявлениях — Трамп утверждает, что данное расследование является фарсом с политической подоплекой.

​«Джеймс Клэппер и остальные заявляли, что нет никаких свидетельств сговора президента США с Россией. Эта история — информационный вброс, и все это знают!»


Давая в апреле интервью Washington Examiner, Трамп объявил: «История про Россию — фальшивка. Ее выдумали».


Между тем, расследование продолжается, и по своему характеру становится уголовным, о чем сообщают сенаторы, которых в четверг проинформировал заместитель генерального прокурора Род Розенстайн (Rod J. Rosenstein).


Трамп безо всяких стеснений высказывает свое мнение об исходе расследования. Во время избирательной кампании он подбадривал своих сторонников, когда те скандировали лозунг «За решетку!», требуя осудить и посадить в тюрьму кандидата в президенты от Демократической партии Хиллари Клинтон за то, что в свою бытность госсекретарем она пользовалась в переписке частным сервером.


Трамп беспечно выдвигает очень серьезные обвинения против других. Например, он бездоказательно утверждал, что президент Обама организовал прослушивание телефонов в Башне Трампа, что является противозаконным действием.


Но, пожалуй, самая большая опасность для Трампа заключается в утверждении о том, что в феврале он попросил тогдашнего директора ФБР Джеймса Коми прекратить расследование по делу бывшего советника по национальной безопасности Майкла Флинна. По словам коллег Коми, он зафиксировал эти комментарии в служебной записке, написанной сразу после завершения февральском встречи с Трампом в Овальном кабинете. И он очень тщательно готовился к встречам с Трампом, обеспокоенный тем, что президент-бизнесмен, не обладающий политическим опытом работы в Вашингтоне и правовым опытом, может нарушить закон и этические нормы.


Отвечая на вопрос о том, была ли у него такая беседа с Коми, Трамп резко все отрицал. «Нет. Нет, следующий вопрос», — заявил он репортерам в четверг на пресс-конференции в Белом доме.


Высокопоставленный чиновник из администрации сказал, что президенту в качестве варианта предлагали независимое расследование по делу.


«Вся эта ситуация с Коми, это совсем другое дело, — заявил Алан Барон (Alan I. Baron), который исполнял обязанности специального прокурора в палате представителей в процедуре импичмента против четырех федеральных судей. — К этому вполне могут отнестись как к преступному вмешательству в ход следствия. Препятствование правосудию».


Отставка Коми и склонность Трампа обсуждать этот вопрос создают все новые осложнения. Давая интервью после отставки Коми, Трамп сказал, что принимая это решение, он думал о расследовании против России.


По словам Барона, хотя Трамп имеет право на свободу слова в соответствии с Первой поправкой, большинство адвокатов настоятельно рекомендуют своим клиентам ничего не говорить о рассматриваемых делах, к которым они или связанные с ними люди имеют отношение.


«Трамп был бы очень трудным клиентом, — заметил Барон. — Если я кого-то представляю, этот человек не должен никому ничего говорить, не посоветовавшись со мной. Это мое первое правило».


«А если ты не в состоянии себя контролировать, просто скажи мне, какие цветы прислать на твои похороны», — добавил он.


Мощный поток заголовков о расследовании против России во многом порождает сам Трамп, из-за чего его администрации очень трудно переключить внимание на политические вопросы.


Уволив Коми с должности директора ФБР, Трамп написал в Твиттере, что в Белом доме могут храниться записи его разговоров, и что он воспользуется ими, дабы подтвердить свои показания о контактах с Коми.


Белый дом отказывается говорить, записывал ли Трамп разговоры в Овальном кабинете. Но его комментарии немедленно вызвали сравнения с президентом Ричардом Никсоном — правда, Трамп, вместо того, чтобы сохранить в тайне факт существования записей, открыто рассказал об этом, из-за чего у него в будущем могут возникнуть юридические проблемы.


«Никсон вел себя намного осмотрительнее, чем Дональд Трамп, и откровенно говоря, намного лучше осознавал правовые риски, — сказал научный сотрудник Миллеровского центра при Университете Виргинии Кен Хьюз (Ken Hughes). — Я был поражен, когда президент Трамп заявил, что у него могут храниться записи встреч с директором Коми, потому что это может стать основанием для вызова в суд. Эти записи будут считаться уликами».


«Никсон никогда открыто не угрожал людям своими записями, так как понимал, что это может ему аукнуться», — добавил Хьюз, среди прочего исследующий вопросы секретных записей, которые делали американские президенты.


По словам Хьюза, Никсон официально обещал сотрудничать со следствием, хотя был против передачи записей, а за закрытыми дверями возмущался попытками саботировать его администрацию.


Трамп же высказывает свои обиды публично и регулярно, утверждая, что средства массовой информации и его демократические оппоненты относятся к нему несправедливо.


Между тем, помощники президента с большой надеждой ждут предстоящий визит президента за рубеж, поскольку это позволит им сменить повестку и поставить ее на более прочное основание. Но имея почти 30 миллионов подписчиков в Твиттере, Трамп не хочет отказываться от возможности воевать с новостными СМИ и со следователями. Используя Твиттер, он полагает, что это дает ему возможность прорываться через фильтры ведущих средств массовой информации.


«Каждое утро Дональд Трамп должен начинать с твита о том, что он будет делать днем, чтобы помочь американцам из рабочего класса, — сказал стратег из Республиканской партии Алекс Конант (Alex Conant). — Но вместо этого он своими утренними твитами наглядно показывает, как сильно отвлекает его и весь Белый дом эта история с Россией».