Выборы в бундестаг будут, судя по положению вещей, скучными, их исход предсказуем. Очень своевременно на финише СДПГ (Социал-демократическая партия Германии — прим. перев.) оказалась в положении, в котором Ангела Меркель (Angela Merkel) ее больше всего хотела видеть — в проигрыше. Сама она, напротив, поднялась наверх после трех побед ХДС (Христианско-демократический союз Германии — прим. перев.) подряд и с хорошими показателями опросов общественного мнения.

Меркель с полным основанием может надеяться на то, что останется канцлером или снова вместе с оставшимися немногими верными ей членами СДПГ, или с ветряной машиной по имени СвДП (Свободная демократическая партия Германии — прим. перев.).

Успех в Северном Рейн-Вестфалии является для нее подарком. Меркель снова всем показала. Всем этим нытикам и сомневающимся, всем этим нервным юнцам из собственных рядов, которые после хаоса с беженцами и проигрышами на выборах в прошлом году уже прочили ХДС крах. И они должны были понять после триумфа ХДС в Северном Рейн-Вестфалии: эта Меркель непобедима.

На это имеется одна простая причина: сила Меркель в ее постоянстве. Она не дает свести себя с ума показателями опросов, а просто проводит свою линию. Править — это ее любимая форма предвыборной борьбы. В качестве кризисного менеджера в кризисном мире она излучает компетенцию в духе Гельмута Шмидта (Helmut Schmidt): невозмутимая, прагматичная, вездесущая.

У Меркель нет никаких больших собственных идей или проектов реформ. Но они ей и не нужны. Очевидно для многих избирателей достаточно, когда она берется за решение проблем по-меркелевски: она предлагает решения, которых хватает только на пару месяцев — до следующего кризиса. Она лишает каждое драматическое событие его драматизма. Политические атаки она сводит на нет, она просто избегает борьбы. Это не захватывающе, но эффективно.


В экономике все в порядке, уровень безработицы низкий. Между тем деньги перераспределяются от одних групп избирателей другим, верным: домохозяйкам на юге, пенсионерам на западе. Меркель ставит на то, что большинство немцев это устраивает. Ее неофициальный предвыборный лозунг стар, как и сам ХДС: свобода, благосостояние, безопасность, никаких экспериментов. Аминь.

А Мартин Шульц (Martin Schulz)? В то время как почти каждый вечер в выпусках новостей показывают, как руководит канцлер, у него просто нет возможности проявить се6я во всем блеске. Шульц наверняка не был бы плохим канцлером, только многим избирателям, очевидно, неясно, что же он действительно сделает по-другому или лучше, чем Меркель. Шульц хочет набрать очки с помощью социальной справедливости. Но разве в стране столько несправедливости, что с помощью этой темы можно выиграть выборы в бундестаг?

СДПГ теперь успокоится со своего рода заклинанием, что товарищи в Северном Рейн-Вестфалии и в Шлезвиг-Гольштейне проиграли по их собственной вине. Что виноваты Ханнелоре Крафт (Hannelore Kraft) и Торстен Альбиг (Torsten Albig). Конечно, что-то в этом есть.

На самом деле до выборов в бундестаг может еще многое произойти. И избиратель стал, конечно, более капризным, чем раньше. Однако просто не хватает фантазии, чтобы представить себе, что же должно произойти, чтобы СДПГ после фиаско в Северном Рейн-Вестфалии все же пробилась бы наверх.