Внезапное решение президента Трампа отправить в отставку директора ФБР Джеймса Коми привлечет еще больше внимания к вопросу, которого президент так старательно избегает. Это вопрос о том, знал ли Трамп о контактах Майкла Флинна и других его помощников с Россией.


Утверждения Белого дома о том, что Трамп уволил Коми за неумелое расследование по делу о почтовой корреспонденции Хиллари Клинтон, очень неправдоподобны — в такой же степени, как и заявления команды Трампа о февральской отставке Флинна. Источники говорят, что Белый дом вел разговоры об увольнении Коми еще до инаугурации. Непонятно, почему он нажал на спусковой крючок именно сейчас; однако идут разговоры, что агенты ФБР во вторник вечером были ошеломлены и расстроены, причем даже те, кто недолюбливает Коми.


Отставка Коми усиливает загадку, которая стоит в самом центре дела Флинна: почему Трамп раньше не отреагировал на предупреждения о связях Флинна с Россией? Почему он не прислушался к президенту Бараку Обаме, который был против его увольнения? Почему Трамп ждал 18 дней, и только после этого уволил своего советника по национальной безопасности, прислушавшись к настоятельным заявлениям о том, что Флинна могут шантажировать?


После отставки Коми критики наверняка возьмутся за изучение наиболее скандальных теорий из дела о Флинне и о России. Вполне очевидная причина медлительности Трампа может заключаться в том, что он уже знал о беседе Флинна и российского посла Сергея Кисляка на тему санкций, которая состоялась 29 декабря, и был в курсе того, что Флинн неверно представил свой разговор с Кисляком во время беседы с новым вице-президентом Майком Пенсом.


Не исключено, что разговор Флинна с российским послом в столь острый момент, когда Соединенные Штаты хотели наказать Россию за вмешательство в выборы 2016 года, был нарушением Закона Логана, который запрещает частное вмешательство во время конфронтации с другой страной. Это был «спорный поступок», как выразилась бывшая исполняющая обязанности генерального прокурора Салли Йейтс (Sally Yates), давая в понедельник свои захватывающие показания.


Но звонок Кисляка не был тяжким преступлением. Не исключено даже, что он не может быть предметом судебного разбирательства. Трамп мог еще 29 декабря сказать, что Флинн говорил с Кисляком, в надежде на предотвращение ответных мер России после введения в тот день американских санкций. Трамп 30 декабря не стеснялся в выражениях, когда назвал отказ Путина от ответных санкций «великолепным ходом». Неужели возможно такое, что Трамп не беседовал с Флинном, прежде чем разместить в сети этот свой твит?


Трамп роет себе яму с тех самых пор, как начали возникать проблемы с Россией. Это довольно странная манера поведения. Возможно, Трамп не сделал ничего предосудительного в отношениях с Россией, но почему он встал в защитную стойку?


В книге под названием «Выследить ложь» (Spy the Lie) группа бывших разведчиков рассказывает о поведенческих и языковых подсказках, указывающих на то, что человек обманывает. Что интересно, многие из этих вещей наглядно проявляются в ответах Трампа на вопросы о тайном вмешательстве России в американскую политику.


В списке подсказок бывших шпионов фигурируют такие вещи как «переход в наступление», «неуместные вопросы», «непоследовательные заявления» и использование оговорок типа «откровенно говоря», «честно» и «по всей правде». Авторы отмечают, что если человек невиновен, он отвечает на все вопросы просто и напрямую.


Отставка Коми приближает страну к опасной коллизии, которая нависла на горизонте с тех пор, как зазвучали утверждения о возможных связях Трампа и его помощников с российской тайной операцией влияния, которую Коми расследует с июля.


Теперь Трамп назначит нового директора ФБР, в задачи которого будет входить расследование против самого Трампа. Генерального прокурора Джеффа Сешнса, самоустранившегося от участия в расследовании о российском вмешательстве, теперь подвергнут критике за то, что он не выполнил свое обещание, уволив человека, возглавлявшего это расследование.


Самая деликатная задача в этой темной истории стоит перед заместителем генерального прокурора Родом Розенштейном (Rod J. Rosenstein). Его очень многие хвалят, называя непоколебимым человеком. Но его длинное и бессвязное письмо, в котором он поддержал отставку Коми, больше похоже на эссе по граждановедению, нежели на заявление юриста. Упрекая Коми, Розенштейн ссылается на длинный перечень газетных статей и официальных заявлений.


Для новичка на высоком посту в Министерстве юстиции Розенштейн проявил довольно странную настойчивость. «ФБР вряд ли восстановит доверие к себе со стороны общества и конгресса, пока его не возглавит директор, понимающий всю серьезность допущенных ошибок и данных обещаний, и стремящийся избегать их в будущем. Отказавшись признать свои ошибки, Коми вряд ли примет необходимые меры для исправления положения».


Будет ли новый директор ФБР по-настоящему свободен, чтобы продолжить начатое Коми расследование? Сможет ли ФБР восстановить доверие к себе в условиях, когда его раздирают политические разногласия, клевета и сплетни? Сумеет ли Министерство юстиции довести до конца дело о России? В конгрессе уже зреют настроения в пользу проведения независимого расследования, что является самым разумным способом восстановить общественное доверие после этого скандала.