Четыре раза подряд, день за днем мы видим, как российская авиация вновь устраивает провокации. Владимир Путин дает понять, что он вернулся к конфронтационной политике в отношении США, в том числе в военной сфере.

 

После двухлетнего перерыва российские ядерные стратегические бомбардировщики появились в непосредственной близости от границ США и Канады. Там трижды засекли российские самолеты Ту-95. Два раза у Алеутсaких островов и один — вблизи Аляски и Канады. Инциденты произошли 17, 18 и 20 апреля. Кроме того, в том же самом районе 19 апреля появились российские самолеты Ил-38, предназначенные для уничтожения подлодок.

 

В последний раз россияне время от времени устраивали такие операции в 2012-2014 годах, пока полеты Ту-95 временно не прекратили после катастрофы 8 июня 2015 года. Тогда один из бомбардировщиков выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы и загорелся, в результате один член экипажа погиб, а несколько получили ранения. Первый визит непрошеных гостей произошел 17 апреля. Для перехвата российских бомбардировщиков, появившихся на юго-западе от острова Кадьяк, американское командование подняло в воздух два истребителя-невидимки F-22 Raptor, самолет дальнего радиолокационного обнаружения E-3 Sentry AEW и «летающую цистерну» KC-135. Они вылетели с базы Элмендорф-Ричардсон и перехватили россиян во внутренней идентификационной зоне ПВО США (ADIZ). Это «воздушное пространство над сушей или морем, в котором в целях интересов национальной безопасности производится идентификация, локализация и проверка гражданской авиации», своего рода буферная зона, которая позволяет выявить иностранный самолет, прежде чем он войдет в непосредственное воздушное пространство государства. На самом деле любой самолет, появляющийся в этой зоне без разрешения, можно счесть угрозой и назвать его полет враждебным, а далее при помощи истребителей перехватить его и произвести визуальную идентификацию.

Россияне в течение 12 минут летели вдоль Алеутских островов в сопровождении американских истребителей, а после этого свернули в сторону. Прошло чуть менее суток, и пара Ту-95 вновь появилась поблизости от Аляски. На этот раз их сопровождал только самолет ДРЛО E-3 Sentry, бомбардировщики не вылетали. Как и на следующий день, когда в том же самом районе появился патруль морской авиации России: две машины Ил-38. На этом провокации не закончились. 20 апреля Ту-95 вновь появились в идентификационной зоне ПВО США вблизи Аляски. Инцидент произошел гораздо ближе от границы, чем в предыдущие дни: примерно в 700 морских милях на юго-запад от Анкориджа. Когда американская система раннего предупреждения на Аляске засекла два российских самолета, приближающихся с запада к границе Канады, канадцы тоже забили тревогу и на всякий случай подняли в воздух два истребитель CF-18. Самолетов с красно-синей звездой там не видели с декабря 2014 года.

 

Белый дом не хочет придавать этим четырем инцидентам слишком большого значения и подчеркивает, что в них «нет ничего экстраординарного». Пресс-секретарь Пентагона Джефф Дэвис (Jeff Davis) успокаивал, что «все самолеты действовали безопасно, профессионально и не нарушали воздушное пространство США». Сложно, однако, не обратить внимания, что провокации произошли вскоре после визита в Москву главы американской дипломатии. Рекс Тиллерсон провел переговоры с Владимиром Путиным и Сергеем Лавровым, а его сообщение по возвращении звучало четко: самый глубокий кризис в отношениях США и России стал фактом. Возобновление патрулирования вблизи от американского воздушного пространства окончательно подтвердило то, что после ракетного удара американцев по базе сил Асада в Сирии Кремль отказался от выжидающей позиции. После инаугурации Трампа разочарование Москвы усиливалось от месяца к месяцу. Стремительное охлаждение политических отношений сопровождалось возвращением к конфронтационной военной политике, которая была характерна для периода 2014-2016 годов. Примером может послужить двукратное появление российского разведывательного корабля «Виктор Леонов» поблизости от восточного побережья США или провокация российских самолетов в отношении американского эсминца USS Porter в Черном море. С того же самого эсминца, кстати, американцы выпустили потом ракеты по базам Асада.

 

Россия заявляет, что она «регулярно ведет патрулирование нейтральных вод Арктики, Черного моря, Атлантического и Тихого океанов». Четыре инцидента, случившиеся за четыре дня — это демонстративный шаг Путина, который стремится показать, что Россия претендует на статус глобальной державы, что россияне вновь находятся всюду и, как во времена СССР, расширяют границы своего военного присутствия. Они начали летать также вблизи границ союзников Америки. В апреле Японии пришлось четыре раза поднимать в воздух свои истребители.

 

Появление российских самолетов поблизости от США означает, что Москва вернулась к политике провокаций (в первую очередь с использованием стратегических бомбардировщиков) в отношении членов НАТО и американских союзников. Россияне обратились к ней осенью 2011 года, когда они возобновили прекратившиеся после окончания холодной войны полеты ядерных бомбардировщиков над Балтийским морем. Эскалация наступила после того, как на Украине вспыхнула война. В период с марта 2014 до марта 2015 года в евроатлантическом пространстве произошло более 60 опасных инцидентов с участием российской военной авиации.

Российские действия стали более агрессивными и интенсивными, чем в годы холодной войны. В рамках советских принципов взаимодействия с авиацией НАТО такие шаги, как сейчас, были немыслимы. Москва ввела жесткие ограничения для своих пилотов после того, как в 1983 году российский истребитель сбил малазийский пассажирский самолет.

 

В Вашингтоне полагают, что интенсификация воздушных провокаций связана с наращиванием американского военного присутствия в Восточной Европе. Также мы наверняка имеем здесь дело с прощупыванием возможностей НАТО и США. Кроме того, громко звучащие угрозы призваны оказать влияние на западную общественность, убедив ее, что Запад боится военной мощи России. Одновременно Путин, который не может из-за экономического кризиса обеспечить своих граждан «хлебом», предлагает им зрелища в виде доступных в финансовом плане, но рискованных авантюр. Благодаря ним Россия выглядит державой, с которой приходится считаться даже американцам. У провокаций есть еще один аспект. Как полагают некоторые аналитики, рискованные действия российских пилотов, в результате которых возникает политическая напряженность, можно объяснить тем, что армия России старается показать, какую важную роль она играет для страны. Все дело в огромных деньгах: бюджетные сокращения уже коснулись вооруженных сил, а генералы хотят их избежать.

 

Один из самых опасных инцидентов произошел 12 апреля 2016 года в Балтийском море. Два российских бомбардировщика Су-24 20 раз пролетели на низкой высоте над американским эсминцем USS Donald Cook, когда на его палубе заправлялся польский вертолет. В определенный момент российская машина пролетела всего в девяти метрах над кораблем. Кроме того россияне имитировали атаку. Как говорят американские офицеры, в ВМФ США не видели ничего подобного со времен холодной войны. В тот же день к эсминцу подлетал российский вертолет Ка-27. Спустя два дня россияне устроили в Балтийском море следующую опасную провокацию. 14 апреля российский истребитель Су-27 оказался в непосредственной близости от американского самолета-разведчика RC-135. Россиянин перехватил машину, совершавшую плановый полет, «опасным и непрофессиональным способом». RC-135, то есть нашпигованный электроникой Boeing 707, находился в международном воздушном пространстве и не вторгался в российское. Су-27 совершал опасные маневры на большой скорости, в какой-то момент он оказался всего в 15 метрах от левого крыла RC-135, сделал над ним так называемую бочку (то есть повернулся на 360° относительно своей продольной оси) и очутился у правого крыла американца.

 

Если в прошлые годы можно было говорить в первую очередь о политическом и военном аспекте инцидентов с участием российской авиации, то сейчас появился третий фактор, который представляет, возможно, еще большую опасность. Здесь важен не риск того, что подвергшийся нападению объект (самолет, корабль) предпримет попытку сбить российскую машину. Российские пилоты сознательно предпринимают чрезвычайно рискованные действия, поэтому повышается вероятность возможных столкновений. Если оно произойдет, будут не только жертвы, но и международные последствия, которые легко себе вообразить.

 

Опасны не только лихие маневры пилотов, но и то, что российские самолеты передвигаются с выключенным транспондером. Армия может перехватить такого гостя, но с гражданской авиацией обстановка складывается сложная. В воздухе над Балтийским морем было уже как минимум две ситуации, когда пассажирские самолеты находились на волоске от столкновения с российскими машинами.

 

Начав в 2014 году вторжение на Украину, Россия стала проводить активную политику провокаций и угроз в адрес США, Европы и Японии. Сначала российские самолеты регулярно нарушали воздушное пространство Финляндии, Швеции, Литвы, Латвии и Эстонии, потом россияне начали все чаще досаждать не только самым слабым членам НАТО, но и самим Соединенным Штатам. После того, как победу на президентских выборах одержал Дональд Трамп, ситуация несколько успокоилась, но, как мы видим, это уже история.