Как сообщает the Wall Street Journal, компания ExxonMobil обратилась в Министерство финансов США с просьбой разрешить ей действовать в обход санкций в отношении России.


Исключение из режима санкций позволило бы Exxon возобновить проекты в партнерстве с российским нефтяным гигантом Роснефть.


Представитель компании отказался комментировать «текущие вопросы».


Но есть довольно веские причины, по которым хьюстонская компания ExxonMobil хотела бы возобновить бизнес с государственной нефтяной компанией: это их соглашение о создании совместного предприятия, подписанное в 2011 году, позволяло Exxon проводить разработки месторождений на черноморском шельфе и в Карском море.


По данным информационного агентства S&P Global Platts, неразработанные нефтяные месторождения считаются наиболее перспективными в российской Арктике.


В 2012 году две компании договорились о совместной разработке извлекаемых запасов нефти в Сибири и создании научно-исследовательского центра в Арктике.


В 2013 году были согласованы планы по строительству большого завода по добыче природного газа в районе Владивостока на востоке России.


Однако углубляющееся сотрудничество было заморожено после того, как в 2014 году США, Евросоюз и другие западные страны ввели против России санкции за ее роль в кризисе на Украине.


Компании Exxon, которая работает в России уже более 20 лет, разрешили закончить некоторые из своих проектов. Но затем бурильные работы были прекращены.


С тех пор многое изменилось. Российская экономика преодолела кризис и в последнем квартале 2016 года вышла из болезненной рецессии.


Цены на нефть вновь поднялись до отметки выше 50 долларов за баррель.


И, тем не менее, для Exxon просьба об исключении из санкционного режима является серьезным политическим маневром.


Администрация Трампа находится в центре пристального внимания по причине ее связей с Москвой. И то, что нынешний госсекретарь Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) в свою бытность директором компании Exxon был инициатором сделки с Роснефтью, привлекает к просьбе об освобождении от соблюдения санкционного режима еще больше внимания.


Тиллерсон взял самоотвод, отказавшись участвовать в решении вопросов, связанных с Exxon. Кроме того, он продал все свои активы в компании и размещает свои акции, которые он получил бы в течение следующего десятилетия, в независимо управляемый фонд.


Но, судя по всему, назревает политическая буря.


Когда появились сообщения о просьбе Exxon, сенатор-республиканец Джон Маккейн (John McCain) с удивлением воскликнул: «Они что, сумасшедшие?» Маккейн является основным критиком российского президента Владимира Путина.


Адам Шифф (Adam Schiff), второй по старшинству демократ в комитете Палаты представителей по разведке, заявил, что просьба компании об исключении из санкционного режима должна быть отклонена.


«Министерство финансов должно отклонить просьбу об освобождении от соблюдения режима санкций, которое позволило бы компании Exxon Mobile или любой другой компании возобновить деловые отношения с российскими предприятиями, находящимися под санкциями, — сказал он в заявлении. — Пока Россия не выполнит требования минских соглашений и не прекратит свою незаконную оккупацию Крыма, единственным изменением в отношении санкций должно быть их ужесточение, а не смягчение».


И все же, в том, что касается России, финансовые стимулы имеют для Exxon большое значение.


В марте 2016 года Тиллерсон заявил, что Exxon «очень хочет возобновить там работу».


Это желание подтвердил и его преемник.


«Мы работаем в России уже долгое время», — заявил в феврале в интервью журналу Forbes генеральный директор компании Даррен Вудс (Darren Woods).