Хьюстон — Компания Exxon Mobil пытается добиться от Министерства финансов ослабления санкций для проведения буровых работ в акватории Черного моря в рамках совместного проекта с Роснефтью, с российской государственной нефтяной компанией. Об этом сообщил в среду бывший чиновник Госдепартамента. Один из представителей нефтяной отрасли подтвердил это сообщение.


Запрос относительно ослабления режима санкций был сделан при администрации Обамы, сообщили эти официальные лица на условиях анонимности, и американская компания оставила в силе это предложение. Оно поступило в администрацию Трампа в деликатное время в российско-американских отношениях, на фоне растущей напряженности по поводу войны в Сирии и приближающегося сенатского расследования сообщений о попытках России повлиять на президентские выборы в Соединенных Штатах.


Этот призыв не прозвучал по время слушаний в Сенате по поводу утверждения в должности госсекретаря Рекса Тиллерсона, который до своего назначения президентом Трампом был главой компании Exxon Mobil. Кроме того, не является секретом, что у него сложились прочные деловые отношения с российским президентом Владимиром Путиным. В тот момент, по словам г-на Тиллерсона и других официальных лиц этой нефтяной компании, они не занимались лоббированием против санкций, введенных против России в ответ на ее военную интервенцию на Украине.


Однако г-н Тиллерсон и официальные лица, на самом деле, сообщили о том, что компания Exxon Mobil получила разрешение на продолжение бурения пробных скважин в водах российской Арктики. Официальные лица этой компании также сообщили о том, что они призвали сотрудников администрации президента Обамы привести американские санкции в соответствие с санкциями Европейского Союза, которые предоставляют большую свободу действий европейским компаниям в том, что касается продолжения участия в некоторых российских проектах.


О запросе компании Exxon Mobil по поводу изъятия из санкционных списков проектов в Черном море сообщила в среду газета Wall Street Journal.


Отвечая на вопрос относительно смягчения санкций, официальный представитель компании Exxon Mobil Алан Джефферс (Alan Jeffers) сказал: «Мы не комментируем актуальные вопросы». Представитель Министерства финансов сообщил, что его ведомство не комментирует вопросы по поводу конкретных лицензий или запросов относительно смягчения режима санкций.


Представитель нефтяной отрасли сообщил, что этот запрос был сделан в 2015 году, и при этом компания Exxon Mobil исходит из того, что она может потерять предусмотренные контрактами право на проведение геологоразведки в Черном море, если не начнет буровые работы до конца 2017 года. Европейские компании, в частности итальянский нефтяной гигант Eni, в таком случае сможет взять на себя эту работу.


Российские средства массовой информации привели слова Зелько Рунье (Zeljko Runje), вице-президента Роснефти по шельфовым проектам, который в июне прошлого года сказал: «В следующем году мы будем бурить вместе с Eni. Таков наш план. В Черном море».


Европейские санкции не распространяются на некоторые контракты, подписанные ранее европейскими компаниями, тогда как американские санкции оказались более жесткими, считают специалисты в области международных энергетических проектов.


Хэл Эрен (Hal Eren), бывший сотрудник отдела Министерства финансов по контролю за иностранными активами (Treasury Department's Office of Foreign Assets Control) сказал, что просьбы по поводу подобного смягчения санкций поступают редко, и редко выдаются такие разрешения. В большинстве случаев, по его словам, они выдавались только по соображениям охраны окружающей среды или безопасности. Запрос компании Exxon Mobil вряд ли будет удовлетворен по причине узкой направленности нынешних санкций, сказал он.


«Я не думаю, что им будет выдана лицензия, особенно с учетом политического контекста, в котором все это происходит», — сказал г-н Эрен. Санкции Соединенных Штатов и Европы были введены в отношении России в марте 2014 года в ответ на аннексию Москвой Крыма и отторжения его от Украины. Даже на фоне углубления украинского кризиса компания Exxon Mobil продолжала настаивать на более тесном взаимодействии с российской нефтяной отраслью.


Глава геологоразведки Exxon Mobil Нил Даффин (Neil W. Duffin) подписал весной соглашение о расширении совместных проектов, хотя главный исполнительный директор Роснефти Игорь Сечин персонально включен в санкционные списки. Эта сделка не нарушает никаких законов, однако она была заключена, несмотря на явный риск введения более масштабных санкций из-за войны на Украине.


Более жесткие санкции в отношении передачи самых современных технологий в области бурения, а также в отношении самой компании Роснефть были введены спустя несколько месяцев, когда Россия оказалась замешенной в инцидент со сбитым авиалайнером рейса MH-17 Малазийских авиалиний над восточной Украиной.


Компания Exxon Mobil получила несколько разрешений на смягчение режима санкций.


В сентябре и в октябре 2014 года ей было разрешено завершить бурение на одной современной буровой платформе в Карском море, в Арктике. Тогда было заявлено, что будет небезопасно для оборудования и для окружающей среды, если скважина останется незавершенной. На ней не велась добыча нефти, но она была определена для дальнейших разработок.


Будучи главой компании Exxon Mobil, г-н Тиллерсон не согласился с первоначальными санкциями — до их ужесточения в конце 2014 года. На ежегодном собрании компании в 2014 году он сказал: «Обычно мы не поддерживаем санкции, потому что мы считаем их неэффективными, если только они не применяются соответствующим образом и всесторонне, а это очень сложно сделать».


Уже в качестве госсекретаря г-н Тиллерсон подвергает критике российскую политику, а недавно он негативно оценил продолжающуюся поддержку со стороны г-на Путина сирийского правительства. Он ничего не сказал о том, что какие-либо санкции должны быть отменены.


Г-н Тиллерсон обещал занимать ясную позицию в отношении тех решений, которые могут затронуть его бывшего работодателя.


Запрос об смягчении санкций вызвал критику в среду на нескольких фронтах. Сенатор Джон Маккейн, республиканец из Аризоны и ярый критик г-на Путина, задал вопрос в Twitter: «Они с ума сошли?» Майкл Макфол, который при президенте Обаме был послом Соединенных Штатов в России, высказал такое мнение в Twitter: если администрация Трампа предоставит такое разрешение, «то тогда прозвучавшие на прошлой неделе жесткие слова в адрес России так и останутся словами».


Компания Exxon Mobil была особенно активной в России в тот момент, когда администрация Обамы на раннем этапе пыталась осуществить «перезагрузку» отношений и Москвой, и это помогло вновь открыть российские нефтяные месторождения для иностранных инвестиций. В начале 2011 года Exxon Mobil подписала соглашение о проведении геологоразведки в Черном море, а также пообещала поделиться прибылью, если нефть будет найдена.


Права на бурение в Черном море также были включены в масштабное соглашение о стратегическом партнерстве, которое г-н Тиллерсон подписал с этой российской государственной компанией позднее в том же году. Шельф Черного моря потенциально богат запасами углеводородов, однако пока геологоразведочные работы носили довольно ограниченный характер. Бурение предлагается проводить в перспективном блоке, расположенном в востоку от Крыма, однако это место не оспаривается Украиной.


Это одно из нескольких мест в России, где компания Exxon Mobil надеется расширить свои резервы для разработки в будущем. Ее проекты по бурению в Баренцевом море, а также в Баженовской свите, по сути, закрыты из-за санкций.


Компания Exxon Mobil продолжает бурение на обычных месторождениях у острова Сахалин и в районах Сибири, которые не подпадают под санкции, предусматривающие запрет на передачу технологий для особых буровых работ в арктических морях и на шельфе.


В августе 2011 года в рамках своего соглашения о стратегическом партнерстве Exxon и Роснефть договорились инвестировать 3,2 миллиарда долларов в разведку в Северном Ледовитом океане, а также в Черном море, в районе лицензионного участка «Туапсинский прогиб». Его площадь, по данным веб-сайта компании Роснефть, составляет около 11 тысяч кв. км, а глубина доходит до 2 тысяч метров.


В подготовке этого материала принимали участие Эндрю Крамер (Andrew E. Kramer) в Москве, а также Алан Раппепорт (Alan Rappeport) в Вашингтоне.