В конце 2016 года, когда новый президент Америки «разыграл карту Тайваня», когда все ожидали «перезагрузку» в российско-американских отношениях, многие международные аналитики решили, что Трамп предпримет «ход Никсона», только теперь выбрав другого партнера, Россию, для подавления Китая. В начале 2017 года Трамп разъяснил свою позицию по Тайваньскому вопросу, и торговой войны между Китаем и Америкой не произошло. Китайско-американские отношения таким образом избежали заметного ухудшения, в то же время в американско-российских отношениях появилось больше переменных. В этой ситуации «ход Никсона с новым партнером», кажется, потерял свою прежнюю привлекательность, но в связи с высокой степенью непредсказуемости политической ситуации в последнее время возможность такого хода нельзя игнорировать.


Издание FT в Пекине встретилось с Владимиром Якунином, попросив его разъяснить этот вопрос, а также прокомментировать проблемы, связанные с российско-американскими отношениями, российской политической ситуацией, вопросами в средней Азии и инициативой «Один пояс — один путь». В.Якунин (1948 г.) — известный политик, бизнесмен и ученый, которого связывают тесные отношения с Путиным. Якунин прежде занимал пост президента РЖД, а после отставки занялся работой в международном экспертно-аналитическом центре, где продвигает проект «Цивилизационный диалог» и участвует в разрешении международных конфликтов.


Следует пояснить, что это интервью происходило до ракетного обстрела Америкой Сирии и до визита Си Цзиньпина в Америку. Эти события, безусловно, определенным образом повлияли на российско-американские и китайско-американские отношения. Но так как это интервью было взято до вышеописанных событий, в нем не отражены те перемены, которые они за собой повлекли. Однако мысли и рассуждения Владимира Якунина относительно ряда вопросов, касающихся места России в глобальной структуре международных отношений, заслуживают внимания.


Financial Times: Как Вы оцениваете влияние западных санкций на Россию в связи с украинским кризисом?


Владимир Якунин: Они оказали влияние на способность российских компаний брать кредиты на международном финансовом рынке. Но если посмотрим на цифры, то увидим, что в российской экономике наблюдается небольшой рост, а не спад. К тому же, в условиях западных санкций правительство ускорило процесс реформ. Например: строится базовая инфраструктура, увеличились инвестиции в сельское хозяйство. Санкции заставили политиков и бизнесменов переосмыслить инвестиционную политику, а это позитивно влияет на социально-экономическую структуру страны.


На протяжении 20 лет Россия проводит системные реформы, а сейчас страна может, используя метод «управления проектами», конкретно определить цели реформ и, используя соответствующие ресурсы, их реализовать — как это делается в Китае. Желание Путина проводить стабильную политику гарантирует реализацию этих целей.


— Но иногда реализация целей не зависит от желаний людей. Что конкретного здесь можно сделать?


— Экономика — довольно сложная вещь, ее не объяснишь одной научной теорией. «Реформы открытости» в Китае не шли лишь по пути экономической теории либерализации, но были вполне успешны. Сейчас, если Россия пойдет по пути «чистой теории», то есть полностью примет все рекомендации МВФ, то это заведет ее в тупик. Или же если использовать более прагматичный способ: меняться в соответствии с ситуацией, иногда немного отклониться влево, иногда — вправо. Я думаю, что это правильно. Россия сейчас делает именно так, поэтому я оптимистично смотрю на будущее страны.


— В международном сообществе есть мнение, что демократия в России сходит на нет. Что Вы думаете по этому вопросу и по поводу политической стабильности в стране?


— Демократия гарантирует свободу граждан, правительство защищает граждан, предоставляет им образование и медицину. Демократия не только предполагает права, но и также ответственность. В России есть определенные проблемы, но в какой стране их нет? Путин гарантирует основы демократии.


Путин предотвратил распад России, действуя в интересах народа. Он установил стабильную систему, эта политика проводится в интересах граждан России. Если говорят, что она приносит пользу только Путину, то грешат против истины. Стабильность и развитие России благотворно влияет на весь мир, включая Китай.


— Трампа считают «пророссийским» американским президентом. Как Вы смотрите на развитие отношений между Америкой и Россией после его избрания?


— В современном мире какой-то одной стране сложно управлять общественным умонастроением, общественным мнением в других странах. Некоторые американцы считают, что за всеми событиями стоит Россия, но это смешно. Говорить о том, что это Россия повлияла, «подстроила» результаты выборов в Америке — абсурдно.


Некоторые русские слишком романтизируют образ Трампа, не исключение и некоторые члены Госдумы. Когда были объявлены результаты, многие из них аплодировали победе Трампа. Мне кажется, это просто неприемлемое поведение. Дума — это не театр, нужно серьезно относиться к делу. И, конечно, пора уже понять, что эта победа не является достижением лишь одного отдельного человека. Я считаю, что Трамп не только представляет продолжающийся в Америке кризис, он также и отражает кризис политического порядка в мире. Победу Трампа нельзя объяснять его личными качествами. Важно то, что он выражает чаяния и надежды большинства американцев.


Я не думаю, что можно говорить о Трампе как о «пророссийски» настроенном президенте. Он полностью «проамериканский» и исходит из интересов Америки. Трамп не ругал Россию, но после выборов он и не говорил о ней положительно. Трамп, конечно — прежде всего реалист.


— Одно время некоторые аналитики говорили, что Трамп может предпринять «ход Никсона», только с оговоркой, что теперь партнером Америки будет Россия.


— Теоретически, одна держава может использовать другую страну для того, чтобы каким-то образом повлиять на третью. Но мы должны понимать Путина, он человек в политике очень ответственный. Зная его характер, его лидерские качества и ту политику, которую он проводит, я полагаю, что он никогда не позволит кому-либо использовать Россию в качестве пешки для влияния на третью страну. Возможно, кто-то из политической элиты в Китае и тревожится по этому вопросу, но я считаю, что это ничем не обосновано.


— Как Россия относится к инициативе Китая «Один пояс — один путь»?


— Россия всегда стремилась к соединению Европы и Азии, и в этой связи Транссибирская железнодорожная магистраль — важный инфраструктурный элемент. Инициатива «Один пояс — один путь», предложенная Китаем, — не просто экономический проект, это и политическая идея. Мне кажется, Китай должен продолжать сотрудничество с Россией в области строительства базовой инфраструктуры, что также будет способствовать развитию севера Китая. Использование уже имеющейся инфраструктуры будет полезно обеим странам: глупо не использовать то, что уже есть.


Хочется добавить: будь то инициатива «Один пояс — один путь» или Евразийский экономический союз, они все связаны с одной важной идеей, с идеей того, как развивать отношения стратегического партнерства между двумя странами. Цели этих проектов друг друга дополняют.


— Беспокоится ли Россия о том, что влияние Китая в Средней Азии усиливается?


— Россия с бывшими республиками СССР всегда жила вместе. Мы делим с ними общее историческое и культурное наследие. Сейчас мы все вместе должны его сохранять. Если у этих стран возникает более тесное культурное и партнерское взаимодействие с Китаем, это очень хорошо и совершенно естественно в современных условиях. Но я не думаю, что они повернутся спиной к бывшему другу, предадут общее культурное наследие из-за того, что у них появился новый, более сильный и могущественный друг. Если так, то это будет политический просчет с их стороны. Россия со странами Средней Азии поддерживает дружеские отношения, и это позитивно влияет на Китай.


— После украинского кризиса западный мир много критиковал Россию и назвал ее «ревизионистом», пытающимся изменить мировой порядок. Что Вы думаете по этому вопросу и как смотрите на будущий мировой порядок?


— Россия пассивно отреагировала на то, что ее называют «ревизионистом», пытающимся изменить мировой порядок. Это обвинение не соответствует фактам. Не Россия бомбила Югославию, не она вторглась в Ирак, и не она нарушала международный порядок.


В свое время в международной ситуации происходили изменения, нужно было создать новые инструменты защиты стабильности в мире. Будучи победителем во Второй мировой войне, СССР был одним из столпов того нового миропорядка. Благодаря своей истории, своему потенциалу Россия и сейчас эту роль выполняет. Китай тоже наращивает силу, тоже меняет мир. Современный мир не может управляться какими-то одними странами. нужно развернуть широкое международное сотрудничество, нельзя никого дискриминировать.