Мы так рьяно хотим тягаться на международной арене. Обещаем, что разорвем врага прямо в зале суда. В конечном же итоге выглядим довольно таки беззубыми. А все потому, что отсутствует системная работа. Нереально достичь положительных результатов, не имея в арсенале железных аргументов. Хотим, чтобы Запад обязал что-то делать или не делать агрессора. При этом, сами прекрасно ладим с этим же агрессором


Возрождение


Международный Суд ООН признал свою юрисдикцию в деле «Украина против России». В частности, согласился на введение мер для защиты национальных меньшинств в Крыму. Однако, отказал Киеву в принятии временных мер против РФ по конвенции по запрету финансирования терроризма. Победа это или поражение? Ни первое, ни второе. Образно выражаясь — половинка пряника, и то — небольшого, чтобы совсем не обиделись.


В суде отметили, что Украина должна доказать, что запрошенные временные меры должны остановить причинения непоправимого ущерба, а также умышленность действия государства-стороны конвенции. По мнению суда, это требование не было выполнено.


Что ж, этого стоило ожидать. О вероятности такого хода событий я говорил и раньше. Ведь иск Украины в Международный суд — это полушаг, который ставит Украину в очень шаткое положение. Киев обвинил Москву в финансировании терроризма. Сразу же возникает вопрос — как можно обвинять государство в том, что оно и так априори осуждает? Напомню, Россия является подписантом Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации.


Нынешний отказ Киеву в принятии временных мер против РФ по конвенции по запрету финансирования терроризма является своеобразной красной тряпкой, которой Путин охотно будет размахивать при первой попавшейся возможности. Мол, какой терроризм! Не верите? Спросите у многоуважаемых судей.


К самому решению суда претензий не может быть. Ведь это очень важный орган, который не руководствуется эмоциями «люблю Путина, не люблю», а исключительно — бесспорными фактами и нормами международного права.


А вот к украинской стороне претензии есть. И немалые. Мы так рьяно хотим тягаться на международной арене. Обещаем, что разорвем врага прямо в зале суда. В конечном же итоге выглядим довольно таки беззубыми. А все потому, что отсутствует системная работа. Нереально достичь положительных результатов, не имея в арсенале железных аргументов. Хотим, чтобы Запад обязал что-то делать или не делать агрессора. При этом, сами прекрасно ладим с этим же агрессором. Торгуем, поддерживаем дипломатические отношения с тем, кого в суде обвиняем в финансировании терроризма.


А где открытые сотни уголовных производств на национальном уровне против действий российских наемников на Украине? В РФ запросто в каком-то Задрыпанске принимают решения о внутренних событиях на Украине. Зато Украина лишь пассивно наблюдает, как ее отовсюду загоняют в тупик. Где отчет по поводу сбитого малайзийского «Боинга» — он мог бы очень пригодиться в суде. Похоже, что кто-то просто не хочет, чтобы правда (и не только про «Боинг», а и о Майдане) стала известна людям. Результат — нулевой! А вот расходы на юруслуги зашкаливают. Вот вам и все качество отечественного судопроизводства — во всей своей красе.


Это все в голове просто не укладывается. Очевидно, не мне одному…


Еще раз убеждаюсь в том, что суд в Международном Суде ООН — пустое кружение. Мы должны шаг за шагом идти в зал Международного уголовного суда. Только он может привлечь к ответственности конкретных лиц за совершение ими международных преступлений. В частности, речь идет о Путине и его приспешниках. Но для этого должна быть политическая воля и хоть немного меньше цинизма у тех, для кого война за эти три года уже стала родной матерью.