Международный суд ООН обязал Россию обеспечить право крымских татар на представление своих интересов, в частности, в рамках запрещенного в России меджлиса.


Кроме того, суд потребовал от России обеспечить право жителей Крыма на получение образования на украинском языке.


Это предусматривают введенные Международным уголовным судом в Гааге временные ограничительные меры в связи с рассмотрением иска, в котором Украина обвинила Россию в нарушении двух международных конвенций — о борьбе с финансированием терроризма и о ликвидации всех форм расовой дискриминации.


Введенные судом меры касаются только одной части иска — связанной с конвенцией о расовой дискриминации. Одновременно суд отказался вводить любые ограничительные меры в связи с обвинениями, касающимися конвенции о борьбе с финансированием терроризма: в решении говорится, что на этом этапе Украина не смогла предоставить достаточных аргументов для этого.


В то же время суд признал свою юрисдикцию в отношении возможного нарушения обеих конвенций.


Решение суда не является окончательным: эксперты предполагают, что финальный вердикт прозвучит в Гааге не ранее чем через несколько лет.


Президент Украины Петр Порошенко назвал день принятия первых решений по этому иску «очень важным днем».


Москва отвергает обвинения в нарушениях международных конвенций, а глава российской делегации, директор правового департамента МИД России Роман Колодкин называл требования Украины ввести любые ограничительные меры безосновательными.


Суть иска


В январе этого года Украина впервые в своей истории подала в Международный суд ООН жалобу на другое государство: она обвинила Россию в нарушении конвенций о борьбе с финансированием терроризма и о ликвидации всех форм расовой дискриминации.


В марте суд приступил к рассмотрению этого иска.


Киев утверждает, что в 2014 году, после десятилетия все время усиливавшегося давления на Украину, Россия вторглась в нее с применением военной силы.


Украинские представители заявляют, что Москва оказывает поддержку незаконным вооруженным формированиям на востоке Украины и просит суд признать ответственность России «за террористические акты, совершенные в Украине ее ставленниками».


В иске в этом контексте упоминаются катастрофа рейса МН17 летом 2014 года, обстрелы мирных жителей в Волновахе, Мариуполе и Краматорске, а также взрывы в Харькове в феврале 2015 года.


Кроме того, Украина заявляет, что Москва ведет в аннексированном ею Крыму «целенаправленную кампанию культурной зачистки» в отношении крымскотатарской и украинской общин, напоминая, что действия России на полуострове были осуждены Генеральной ассамблеей ООН.


Киев просит у суда, в частности, обязать Россию:


• немедленно отказаться от любой поддержки «вооруженных групп, совершающих акты терроризма в Украине»,


• принять меры для вывоза всего вооружения, ранее предоставленного этим группам,


• начать уголовное преследование лиц, причастных к «финансированию терроризма»: в этом контексте упоминаются министр обороны России Сергей Шойгу, вице-спикер Госдумы Владимир Жириновский, лидеры «Справедливой России» Сергей Миронов и КПРФ Геннадий Зюганов,


• полностью компенсировать убытки, связанные с катастрофой МН17, а также «всеми прочими террористическими актами», в причастности к которым Киев обвиняет Москву.


В «крымской части» иска речь идет о том, что Россия должна гарантировать полную защиту всех этнических групп в «оккупированном Крыму»: возобновить работу украинских и крымскотатарских СМИ, прекратить безосновательные обыски и аресты крымских татар, расследовать исчезновения активистов и немедленно возобновить права меджлиса.


Крымские татары жалуются на преследования со стороны российских властей, начатые после аннексии полуострова в 2014 году.


Весной 2016 года Верховный суд Крыма объявил меджлис крымско-татарского народа экстремистской организацией и запретил его деятельность на территории России.


Главе меджлиса Рефату Чубарову с 2014 года официально запрещен въезд в Россию, так же как предыдущему председателю и лидеру крымско-татарского национального движения Мустафе Джемилеву.


В отношении оставшихся на полуострове руководителей меджлиса были возбуждены уголовные дела по обвинениям в сепаратизме и организации массовых беспорядков.


По данным правозащитников, репрессиям подверглись десятки крымско-татарских активистов. В докладе международной правозащитной организации Amnesty International, опубликованном в годовщину аннексии полуострова, говорилось о кампании запугивания и нежелании властей расследовать случаи похищений и пыток критиков нынешнего положения в Крыму.


В Кремле называют аресты крымских татар частью мероприятий по борьбе с преступностью.