Российская сторона не ответила американские ракеты типа «Томагавк», которые были выпущены по авиабазе «Шайрат» в ответ на химическую атаку в Хан Шейхун, хотя была в состоянии это сделать. Была создана новая слабенькая легенда об ответственности оппозиции за нападение, однако настаивать на ней Россия не стала. Когда Вашингтон пригрозил новыми ракетными ударами по режиму Асада, председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров сообщил, что российские вооруженные силы в Сирии не будут пытаться перехватывать какие-либо американские ракеты. Озеров аргументировал это тем, что данные силы находятся в Сирии для того, чтобы бороться с терроризмом, а не противостоять внешним угрозам, дословно: «Такого мандата у нас нет, и перехватывать мы ничего не будем».


Первая реакция Москвы на химическую атаку в Хан Шейхуне была активной, но все же жалкой попыткой защитить Асада. Ответ на атаки ракет «Томагавк» — не более чем слова об эскалации, не несущие никакого результата. Осуждение российской стороной этих атак не уменьшит важность американского сообщения, а приостановка действия российско-американского военного соглашения не изменит ситуацию на местах.


Когда эксперты по российской политике утверждали, что Путин недоволен поведением Асада, никаких явных подтверждений этому не было. Однако в свете усилий Запада по формированию единого фронта для поддержки решения свергнуть Асада, Путин может столкнуться с трудностью большей, чем просто его защита, как произошло в этот раз. Международное сообщество, единогласно осудившее бойню в Хан Шейхун, приперло Москву к стене. Сама атака для Путина является личным оскорблением. Глава Кремля, договорившийся с Асадом в 2013 году и показавший себя в качестве миротворца, убедил американцев пойти на сделку, демонтировать арсенал химического оружия Асада и уничтожить его. Теперь в глазах всего мира Путин теперь предстает или жертвой хитрости сирийского президента, или же его соучастником в мошенническом соглашении по сохранению части этого оружия.


Это уже не первый случай, когда Асад ставит президента России в неловкое положение. Но в этот раз Асад выставил его слабым, а слабость не самая любимая характеристика для таких людей, как Путин.


Конечно, для Путина будет нелегко отказаться от Асада. Поддерживать его стоило российскому президенту многих ресурсов. Однако защита Асада будет стоить ему гораздо больше, и на этот раз вслед за ней придут серьезные последствия, если военное руководство США решит расширить свои задачи в Сирии, начиная от уничтожения «Исламского государства» (запрещено в РФ — прим. ред.) и заканчивая завершением войны в Сирии и осуществлением давления с целью политического урегулирования. Возможен вариант изоляции России, но последние сообщения из Вашингтона и имеющееся противоречие в позициях должностных лиц администрации США не означают, что окончательное решение принято.