Нетрудно угадать позицию Кремля относительно удара, нанесенного Соединенными Штатами по сирийской авиабазе. Для России стало очевидным, что Трамп следует тем же курсом, что и предыдущая администрация. США поступают, используя понятие прав человека исключительно в качестве предлога, чтобы обойти Организацию Объединенных Наций и напрямую вмешиваться в дела суверенных, по мнению русских, государств и сеять в них хаос. Более того, это было сделано в стране, где Россия имеет большое военное присутствие.


Мария Захарова, пресс-секретарь Министерства иностранных дел России, жаловалась на отсутствие у администрации Трампа стремления установить тех, кто стоит за газовыми атаками с применением зарина. Она также обвиняла США в том, что теперь они атакуют страну, которая всегда боролась с «международным терроризмом», чтобы «проявить себя». Министерство обороны России, в свою очередь, объявило о том, что меморандум о взаимопонимании между Москвой и Вашингтоном по Сирии в настоящее время оказался спорным.


Вероятно, это еще не является настоящей борьбой. Скорее, это вялое повторение очередной стычки между Вашингтоном и Москвой за то, что осталось от Сирии. Несмотря на протесты, Министерство обороны России освободило дорогу, после того как Пентагон использовал внутренние каналы связи между Россией и Америкой, чтобы сообщить Москве о нападении. За день до атаки США официальный пресс-секретарь президента России Владимира Путина намекнул на то, что Москве надоели бунты сирийского правительства. Но прежде чем утверждать что-либо, требуется полное расследование любой длительности, какая может потребоваться по вопросу химических атак.


Даже защита Асада со стороны Москвы на этот раз кажется слабой. Россия утверждает, что воздушные силы Асада не бомбили людей с использованием газа зарина, а разбомбили склад, принадлежащий повстанцам, на территории которого как раз хранился этот газ. В то время как в августе 2013 года (химическая атака в Гуте — прим. пер.) Москва утверждала, что операция проводилась самими повстанцами с целью привлечь Соединенные Штаты сражаться на их стороне.


Откуда взялась разница между этими двумя позициями? Джулия Иоффе в своем репортаже в издании The Atlantic пишет о том, что три с половиной года назад Москва сделала блестящее предложение, позволяющее всем сторонам сохранить лицо: она потребовала у Асада предоставить химическое оружие международной коалиции. Таким образом, Обаме не пришлось делать то, что он ненавидел — вмешиваться в беспорядочную гражданскую войну. И он довольствовался утилизацией химического оружия Асада. Сирийский президент же смог избежать столкновения с американскими военно-воздушными силами, и использовал свои собственные, чтобы продолжать убивать мирных жителей любыми мыслимыми способами.


Самое главное здесь, что Россия считает, что данная сделка позволила ей презентовать себя на мировой арене как зрелого и ответственного международного игрока, который не торопится нажимать на курок, подобно тому, как делают Соединенные Штаты, и пытается достичь цивилизованных решений сложных проблем.


Однако Путин прочертил свои красные линии поверх линий Обамы. Фактически, Путин дал Асаду разрешение на уничтожение своего народа любыми возможными способами, за исключением химического оружия. Три года спустя Асад явно осмелел от военной помощи России и дипломатического прикрытия, особенно после восстановления контроля над Алеппо и другими областями. Если Асад мог бомбардировать конвои помощи, вынуждать сдаваться голодающие города, применять пытки и вести широкую подрывную деятельность и даже использовать хлор, по которому не достигли соглашения в 2013 году, то почему у него нет права использовать немного газа зарина, который он припрятал от международных органов, сумев закупить его за границей, или же возобновив его производство?


Сейчас у России — немного вариантов, чтобы сохранить лицо. После всех предпринятых усилий, использование в последнее время газа зарина свело эти усилия на нет. В то же время Россия не может позволить Вашингтону игнорировать мнение Путина и русской армии, а также позволить в одностороннем порядке нарушить идеи национального суверенитета, на которые Россия потратила много времени, денег и крови, защищая эти идеи в Сирии.


Теперь Москва решительно осуждает американские атаки, ровно в той мере, чтобы этого было достаточно для сохранения своей позиции в качестве защитника Совета Безопасности и международного права, а также в качестве крупной международной военной силы. Но высказывать осуждение нужно аккуратно, чтобы не оправдать убийство детей с помощью газовых атак, и самое главное — не допустить нарушения норм международного права, которые запрещают использование химического оружия, принятию которых Россия сама способствовала в 2013 году.


Проблема состоит в том, что все это было ожидаемо. Россия помогала президенту Обаме отложить проблему химического оружия и одновременно усиливала мощь Асада, доведя ситуацию до момента, когда уже не будет прощения международному сообществу, которое Москва сама всколыхнула три года назад.


Возможно, это урок будет полезен тем, кто считает Путина злодеем, гением хитрости, который постоянно обводит Соединенные Штаты в Сирии вокруг пальца. Путин — конечно, гениальный манипулятор, но время не всегда работает в его пользу.


Другими словами, когда вы решили стать для кого-то гарантом, то однажды вам придется платить по его счетам.