Требования мировой общественности, быстрые и согласованные действия венесуэльской оппозиции сорвали попытку государственного переворота в этой южноамериканской стране. Ввиду мощного шквала критики и угрозы санкций со стороны мирового сообщества, Верховному суду Каракаса пришлось отменить лишение Национальной ассамблеи, демократически избранной и с преобладанием депутатов от оппозиции, всех законодательных полномочий. Но не будем сами себя обманывать. Чавизм окончательно сбросил с себя маску и показал, как далеко он готов зайти ради сохранения своей власти.


Все шаги, предпринятые режимом за последнее время, похожи на бегство от действительности. Власть чувствует, что оказалась загнанной в угол недовольством населения, экономическим кризисом, невыносимым дефицитом жизненно важных товаров.


И если власть оказалась вынужденной пойти на попятную, то сделала это потому, что правящая верхушка сама уже трещит по швам, и этот авторитарный шаг еще больше усилил разногласия внутри ее. Генеральный прокурор, весьма близкий к правительству Мадуро, на этот раз не мог не констатировать, что произошло «нарушение конституционного порядка». А армейские круги были серьезно озабочены тем, что лишение парламента полномочий может привести к всплеску насилия. Учитывая, что все это происходило на фоне почти единодушного осуждения со стороны мирового сообщества, Мадуро понял, что запахло жареным.


А сейчас необходимо усилить международное давление на боливарианский режим, поскольку приостановка переворота никоим образом не означает восстановления нормальной политической жизни.


Правового государства уже нет. В течение последних месяцев Мадуро присваивал себе невиданные полномочия в области экономики, обеспечения безопасности и обороны, которые сделали его власть практически безграничной. А полномочия парламента настолько ограничены, что принимаемые им решения и законы мало чего значат, поскольку боливарианская судебная система не принимает их к исполнению. После законодательных выборов, состоявшихся в декабре 2015 года, когда представители официальной власти потерпели поражение, в отношении Национальной ассамблеи было вынесено 56 судебных решений. Подобная травля свидетельствует, что в южноамериканской стране нет ни конституционного порядка, ни демократии.


Чавизм, как при Чавесе, так и во времена президентства Мадуро, систематически попирал основные свободы и права граждан. Сейчас он развязал жесточайшее преследование диссидентов, наполнив тюрьмы политзаключенными, такими как оппозиционер Леопольдо Лопес (Leopoldo López). Именно поэтому так важен голос мировой общественности, прежде всего стран континента, которые должны заставить власти Каракаса срочно провести прозрачные и честные президентские выборы. Только они являются сейчас единственным решением, которое позволит Венесуэле вновь обрести столь необходимые ей социально-политическую стабильность. Организация американских государств должна воспользоваться Демократической хартией, которая позволит ей даже пойти на временное исключение Венесуэлы из числа своих членов. Применение этого инструмента давления представляется неизбежным. Организация Южноамериканского общего рынка (Mercosur) призывает Мадуро обеспечить разграничение властей, немедленно освободить всех политзаключенных, предупреждая, что в противном случае будут предприняты санкции.


Это международное давление вместе с уличными акциями венесуэльцев в защиту демократии представляется главным способом выхода из сложившейся ситуации. И в этом деле Испания должна сыграть роль передового отряда, выступив во главе всех необходимых инициатив в Евросоюзе с тем, чтобы воспрепятствовать дальнейшей безнаказанности, с которой власти Венесуэлы действуют вот уже много лет. К счастью, большинство политических сил нашей страны четко осознает, какую позицию нужно занимать по отношению к непростой ситуации, сложившейся в Венесуэле. Очень жаль, что третья по количеству мест в парламенте партия «Мы можем» (Podemos) заняла недостойную позицию, чем нарушила единство политических сил. Оправдание переворота со стороны видных деятелей Podemos, таких как Хуан Карлос Монедеро (Juan Carlos Monedero), можно было бы рассматривать как шутку, если бы все не выглядело столь драматично. Ведь сами последователи Чавеса вынуждены были признать, что зашли слишком далеко.


Представители оппозиции протянули руку Мадуро, чтобы совместно выработать согласованное решение по выходу из крупнейшего политического кризиса за последние десятилетия. Президент-популист в ответ хлопнул дверью и усилил репрессивные меры. Остается дождаться того, что скажут венесуэльцы на досрочных выборах.