В этом году отмечается столетие со дня народного восстания, которое привело к падению династии Романовых и созданию большевистского режима под лозунгом: «Мир, земля и хлеб».


Сто лет спустя мы расспросили шестерых россиян, живущих в разных уголках страны, об их жизни, о Кремле, Владимире Путине и о месте России в мире.


Айгуль Валеева, 49 лет, Уфа: «Он в хорошей форме и относительно открытый человек»


Я родилась и выросла в Советском Союзе. В то время наша страна была огромным Союзом республик с другим уровнем жизни и другими показателями, которые власти пытались свести к единой норме. Да, мы «делали ракеты и перекрыли Енисей», но чтобы купить колбасу, нужно было часами стоять в очереди, и особого выбора в одежде у нас не было — разница была только в размерах.


Когда Советский Союз распался, вся экономика рухнула, и связи между различными республиками были нарушены. При Путине эти связи восстанавливаются, и налаживаются новые. Оказывается поддержка малому бизнесу, сельскому хозяйству, науке и производству. Россия начала выпускать качественную военную технику. Чтобы тебя уважали в мире, нужно демонстрировать силу.


Путин популярен, потому что когда он впервые стал президентом, он был молодым и энергичным — после вереницы старых, больных и деградировавших лидеров. Он умеет общаться, умеет требовать. Кроме того, он — в хорошей форме и относительно открытый.


Айгуль Валеева — специалист в области металловедения, Российская академия наук


Илья Антюхов, 30 лет, Москва: «Политическая система инертна»


Политическая система в России настолько инертна, что участвовать в ней сегодня довольно скучно. На мой взгляд, оказать влияние на обстановку внутри России путем голосования на выборах можно ровно настолько, насколько можно повлиять, скажем, на силу притяжения. Эффективнее окружить себя людьми, которые готовы сделать шаг вперед и разрабатывать новые технологии и средства коммуникации. А политическая система лишь пытается догнать.


Я не смотрю телевизор, такое пассивное потребление контента меня не устраивает, и то, что сегодня показывают, — довольно сомнительного качества. Интернет — это отличная альтернатива, и я думаю, что большинство молодых россиян получают информацию из интернета.


Политические марши — это не для меня; я считаю, что свобода и душевное спокойствие — это, прежде всего, дело личное. С другой стороны, в статье 31 Конституции РФ говорится, что граждане имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги. Спокойная прогулка на свежем воздухе всегда полезна для здоровья…


Илья Антюхов — программист.


Алина Батищева, 29 лет, Балаково: «Существует много мифов о Путине»


Считаю, что Россия на самом деле никогда своего величия не теряла, несмотря на то, что она пережила сложные экономические и политические времена, отголоски которых мы все еще ощущаем сегодня. Главное достижение Владимира Путина состоит в том, что он оказался более способным руководителем, чем его предшественники. Есть много мифов о Путине, которые в основном являются результатом подсознательных импульсов россиян. Существовавшее веками крепостничество, а затем коммунизм создали модель взаимоотношений между власть имущими и «толпой». Среднестатистический россиянин одобряет идею «строгого, но справедливого» правителя.


Алина Батищева по образованию — социолог, до недавнего времени работала администратором в кофейне


Александр Кулевич, 30 лет, Токсово, Ленинградская область


По сравнению с 1990-ми годами Россия находится в гораздо более выгодном положении: она не выполняет ничьих приказов, и ее политиками не будут манипулировать. Даже санкции, введенные после присоединения Крыма, как-то прошли мимо нас. Поднимая армию и флот из руин, Путин действует, как царь Александр III. Он популярен, потому что он независим. Ангеле Меркель прежде, чем принимать решение, приходится с кем-то советоваться, а Путину не нужны никакие советчики. Я считаю, что это хорошо.


Другое дело — что внутренние проблемы решаются очень медленно, но тут вина лежит не на Путине, а на тех, кто просто сидит на своих должностях. Да и сами люди тоже не очень отстаивают свои права. Они еще не оправилась от своего советского прошлого и от неразберихи 1990-х годов.


Александр Кулевич — инструктор по сноуборду.


Галина Хохлова, 74 года, Москва: «Русские могут разбогатеть только за чей-то счет»


Нам с мужем как советским ученым бесплатно дали трехкомнатную квартиру в центре Москвы. Жили мы небогато, но без особых проблем. Потом началась перестройка. Это была катастрофа. Запад обещал дружбу, а затем НАТО расширилась на восток — в страны Балтии. Для нашей собственной национальной безопасности мы не можем этого допустить.


Капитализм принес угрозу безработицы и экономическую нестабильность и дал власть тем, кто хорошо умеет воровать. В советские времена все, что у правительства оставалось после расходов на оборону и строительство, отдавали людям. Может быть, сегодняшнее поколение имеет больше возможностей, но тогда у всех они были одинаковыми. Когда некоторые советские чиновники нарушили этот принцип, это порицалось. Сейчас существует огромное неравенство, но никому нет до этого дела.


Мои дети помогают мне материально, поэтому я живу лучше, чем средний пенсионер. Но если пенсионеры широко поддерживают нынешнюю систему, то это из-за того, что они больше не хотят никаких перемен. Они хотят стабильности — даже если жизнь не совсем безбедная. Государственные субсидии, такие как бесплатный проезд в транспорте, играют большую роль — это ежедневная помощь для людей, и они довольны.


Те, кто думает, что мы сможем жить, как живут люди в Европе, наивны. Размеры России и ее климат таковы, что все наши силы уходят на то, чтобы просто выжить. Здесь можно разбогатеть только за чужой счет.


Галина Хохлова — пенсионерка, бывший инженер РАН


Александр Солопин, 26 лет, Ялта (оккупированный Крым (так в тексте —прим.ред.)): «За последние три года мало что изменилось»


Я живу здесь всю свою жизнь. Когда Крым вошел в состав России [в 2014 году], я ожидал, что местное самоуправление станет лучше, умнее, чем во времена, когда мы были в составе Украины. Я думал, что Россия будет содействовать развитию инфраструктуры Крыма и промышленных предприятий и превратит его в прекрасное место для туристов и для местных жителей. Но за последние три года мало что изменилось. Как раньше власти воровали, так и продолжают воровать. Нет контроля, и если так будет продолжаться, успеха мы никогда не добьемся.


Считаю ли я, что санкции справедливы? Абсолютно нет. Страдают простые люди. Раньше у нас не хватало денег, чтобы поехать за границу. Но сейчас мы даже не можем получить визу. Потому, что Керченский мост [соединяющей Крым и материковую часть России] еще не достроен, все приходится завозить паромами. На это уходит время, продукты стоят дороже, а зарплаты низкие. Следует как-то регулировать цены, но на данный момент этого нет. Хочется надеяться, что скоро все это закончится, и мы сможем начать жить нормально.


Тем не менее, мы свой выбор сделали. Правильно ли это или нет, но мы так решили.


Александр Солопин — старший автомеханик