Южная Осетия давно является одной из главных пешек на геостратегическом шахматном поле России Владимира Путина. Она выполняла эту функцию в первом десятилетии путинской власти в России, во время войны против грузинской армии в 2008 году. Она играла эту роль все эти годы, когда все более очевидным становилось желание осетинского народа созвать референдум о присоединении к Российской Федерации. Но она продолжает ее играть и теперь, доказательством чему несколько дней назад стало заявление Кремля о намерении взять под свой военный контроль повстанческие силы в Осетии. Это силы, фактически представляющие собой армию, они контролируют эту часть Центрального Кавказа и обеспечивают его автономию.


Это заявление не является изолированным фактом, родившимся по одному лишь желанию Кремля. Оно является результатом процесса, способного вновь привести к эскалации дипломатического и военного конфликта, объектом которого в последние несколько месяцев стала Южная Осетия. Этот конфликт затрагивает как отношения между Россией и Грузией, так и — что более существенно — отношения между Россией, НАТО и Европейским союзом.


Ключевой для понимания истории, лежащей в основе разворачивающихся сейчас и, по мнению некоторых, неожиданных действий Москвы, фактор связан с тем, что в последние несколько месяцев Грузия начала тесно сотрудничать с НАТО в рамках проекта по укреплению партнерства. При этом многие — особенно в Москве — опасаются, что оно может быть прелюдией к вступлению Тбилиси в Североатлантический альянс.


В этом отношении два события этого месяца могут служить четкими указаниями на то, что происходит между альянсом и Тбилиси. Первый эпизод произошел второго марта, когда делегация из военного комитета НАТО нанесла официальный визит в Тбилиси. Тогда состоялись встречи с самыми высокопоставленными военными и политиками.


Второй эпизод происходит в эти часы: в Брюсселе заместитель генерального секретаря НАТО Роуз Геттемюллер (Rose Gottemoeller) принимает министра внутренних дел Грузии Георгия Мгебришвили. Этот визит — ключевой для отношений между НАТО и Грузией, он является одним из ряда двусторонних встреч, происходящих с некоторой регулярностью, начиная с января этого года, и связанных с обращенным Москве требованием генсекретаря Столтенберга немедленно вывести российские силы из Южной Осетии и отказаться от признания повстанческих республик Абхазии и Осетии.

Если содержание обращенного к Москве послания вполне ясно — это желание предпринять все возможное, чтобы вернуть два повстанческих региона под контроль Тбилиси — то столь же четким кажется и послание российской стороны, которая берет под свое начало повстанческую армию. Этот сигнал прост, он отражает исторический подход России в стиле «союзников не бросают». А народ Осетии для Москвы — ценный и верный союзник.


Этот альянс складывается не только из-за того, что повстанческая республика — это палка в колесах для прозападного правительства Тбилиси, но и от того, что осетинский народ тесно связан с российским, он настолько укоренился в его истории, что считает Россию самой настоящей родиной (если задуматься, то Северная Осетия, находящаяся всего в нескольких километрах от Южной, является полноценной российской территорией).


Эта связь с Россией сакрализована в самой конституции осетинского народа, которая предусматривает возможность непосредственного обращения к президенту Российской Федерации о признании возможного референдума о присоединении к России. От этой возможности Владимир Путин недавно отказался во время состоявшейся в Москве встречи с президентом Осетии Тибиловым. Ясно, что Путин хотел отложить этот вопрос, чтобы избежать нового противостояния с Западом. Совпадение с украинским сценарием — особенно с крымским референдумом (а здесь наблюдается много общего) — и война в Сирии стали решающими факторами в стремлении пресечь на корню подобные желания Осетии.


Во всей этой ситуации нельзя забывать, что Кавказ является для Москвы больным вопросом. Он скрывает в себе атавистические проблемы российских правительств, такие как Чечня и Ингушетия. Все это — элементы мозаики, которую Россия с трудом и хитростью собирала в последние годы. Все это — элементы сети, на которой основано хрупкое равновесие целого кавказского региона. Процесс поглощения Грузии НАТО и нескрываемые проевропейские амбиции правительства Тбилиси могут дестабилизировать это равновесие, уничтожив его раз и навсегда. При всем этом последствием этих шагов может стать лишь появление нового опасного фронта в новой холодной войне между Россией и Западом.