В пятницу 17 марта мы в газете Dünya сообщили вам одну новость. После того как сообщение под заголовком «Пришел запрет на импорт шести продуктов из России» появилось в международной прессе, в Москве было одно за другим сделано несколько заявлений. В нашей статье мы сообщили о введении «запрета на покупку кукурузы, пшеницы, нерафинированного подсолнечного масла, подсолнечного шрота, гороха и риса».


В то время как после нашей новости московское руководство сразу же сделало заявление, Анкара ждала вечерних часов. В заявлении нашего министерства экономики говорилось буквально следующее: «17 марта и в турецкой, и в российской прессе были опубликованы ничем не подкрепленные ложные новости о том, что наша страна ввела запреты на импорт некоторых продуктов из России. Мы хотели бы еще раз подчеркнуть, что данные сообщения не отражают действительности, внешнеторговая политика Турции формируется в полном соответствии с нормами ВТО».


Зейбекчи: Россия до сих пор сохраняет запрет


Но 19 марта министр экономики Нихат Зейбекчи (Nihat Zeybekçi) подтвердил, что запрет есть, и дал понять, что экспортеры были его инициаторами.


Зейбекчи коснулся вопроса об экспорте свежих овощей и фруктов в Россию. Он рассказал, что экспорт этих товаров турецкого сельскохозяйственного сектора в Россию был в районе 700 миллионов долларов, но продукция, на которую из них приходится 450 миллионов долларов, до сих пор находится под запретом.


Зейбекчи отметил, что сельскохозяйственный сектор и союзы экспортеров испытывают на себе сильное давление, и причина этому — импорт сельскохозяйственных продуктов стоимостью 1 миллиард 830 миллионов долларов, который осуществляется из России по лицензии на внутренний режим переработки (DİR). Далее он добавил: «В конечном счете наши экспортеры сказали: "Мы не хотим, чтобы товары из России завозились в рамках DİR". Так развивались события…»


Зейбекчи сказал, что экспортеры и сельхозсектор желают скорого понимания российской стороной их решимости и сигналов в этом направлении и таким образом решения проблемы.


Первая реакция пришла из Кремля


Понятно, что это был ход в ответ на то, что Россия не отменяет запреты, введенные в отношении Турции по таким продуктам, как помидоры и огурцы. Потому что решение Турции о запрете было принято внезапно вечером 15 марта.


Наше сообщение не получило открытого подтверждения в первый день, а заявления Нихата Зейбекчи появились через два дня. Это указывает на то, что ход Турции с «запретом» имел продолжение.


Наверное, публикация одной и той же новости в один день с газетой «Коммерсантъ», одним из ведущих российских изданий, не может быть простым совпадением.


Несколько «странно», что Турция ждала вечера, в то время как даже официальный представитель Кремля сделал заявление в утренние часы…


Как вы помните, сразу после опубликования Dünya этой новости генеральный директор российского Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько в беседе с российским информагентством «Интерфакс» отметил: «Турция с 15 марта приостановила выдачу лицензий на беспошлинные поставки пшеницы, кукурузы и подсолнечного шрота. В первую очередь это касается ключевого поставщика — России». А директор центра «СовЭкон» Андрей Сизов заявил, что закупки практически остановлены.


На сайте министерства Россия не упоминается


Полезно также напомнить о следующем. В 134-м пункте объявления о получении лицензий, опубликованного на официальном интернет-сайте нашего министерства сельского хозяйства, по-прежнему не упоминается Россия, откуда мы осуществляем крупнейший импорт пшеницы. Наш общий импорт этого продукта составляет 892 миллиона долларов. Из них 490 миллионов долларов приходится на Россию. Но на сайте министерства до сих пор висит заявление: «В рамках этого пункта импорт пшеницы может быть осуществлен только из таких стран, как Литва, Германия, Украина, Казахстан, Латвия, Болгария, Босния и Герцеговина, Франция, Венгрия, Канада»…