9 января российский диссидент Владимир Кара-Мурза праздновал знаковую победу в своей длительной кампании, призванной привлечь режим Владимира Путина к ответственности за совершение преступлений против прав человека. Уходящая в отставку администрация Обамы объявила о введении санкций против генерала Александра Бастрыкина, доверенного лица Путина и главы Следственного комитета России, который часто используется в качестве инструмента для преследования оппозиционных активистов при помощи сфабрикованных обвинений.


Кара-Мурза, который живет на две столицы, Москву и Вашингтон, долгое время призывал к введению санкций против Бастрыкина — точно так же он призывал к принятию того закона, в соответствии с которым генерал попал в санкционный список. Это был Закон Магнитского, который дает право вводить санкции против российских граждан, виновных в осуществлении репрессий и коррупции. В течение многих лет Бастрыкин, «казалось, был слишком влиятельным, чтобы вводить против него санкции», как написал Кара-Мурза в своем блоге 12 января. «Но теперь все ограничения исчезли».


Спустя ровно три недели, находясь в России, Кара-Мурза испытал жуткие и очень знакомые симптомы: у него начали отказывать внутренние органы. Он сразу же пришел к выводу, что его отравили — такое уже случалось с ним прежде, в мае 2015 года. Его семья доставила его в больницу, где его уже ждал доктор, который спас ему жизнь в предыдущий раз. В течение всего нескольких часов Кара-Мурза впал в кому, из которой он не выходил целую неделю.


На прошлой неделе Кара-Мурза встретился со мной в Вашингтоне. Он выглядел ослабленным и страдал одышкой, но он был жив. Он уверен, что ему удалось чудом выжить после двух попыток отравить его каким-то сложным ядом, следы которого невозможно обнаружить — точно таким же способом путинский режим избавлялся от своих оппонентов в течение последнего десятилетия. Он также точно знал, почему он стал мишенью: это случилось из-за того, что он работал над санкциями, введенными в соответствии с законом Магнитского.


«Это чистой воды месть за закон Магнитского, — сказал мне Кара-Мурза. — Это главное, чего они боятся. Они мастерски владеют приемами, при помощи которых они заставляют молчать оппозицию внутри России. Сейчас единственное, чего они по-настоящему боятся, — это что западные страны могут закрыть для них те безопасные гавани, где они хранят свои деньги и куда они отправляют свои семьи».


Главой той оппозиции, которая еще осталась в России, является Алексей Навальный, националист и борец с коррупцией. В марте он выложил в сеть видео, в котором показаны поместья, виллы и виноградники, предположительно принадлежащие премьер-министру Дмитрию Медведеву. К началу прошлой недели это видео набрало 9,7 миллионов просмотров на YouTube, а это указывает на то, что множество россиян до сих пор хотят узнать нелицеприятную правду о своих лидерах.


Однако Кара-Мурза, возможно, является не менее опасным оппонентом Кремля. Он получил образование в Кембридже, проработал почти 10 лет журналистом в Вашингтоне, а затем стал активным представителем оппозиции. У него также есть связи с Конгрессе: после его госпитализации некоторые представители Конгресса, в том числе сенаторы-республиканцы Джон Маккейн (John McCain), Марко Рубио (Marco Rubio) и Рон Джонсон (Ron Johnson), а также демократы Крис Мерфи (Chris Murphy) и Бенджамин Кардин (Benjamin L. Cardin), выступили с заявлениями, в которых они выразили тревогу в связи с этим инцидентом. В свои 35 Кара-Мурза продолжает дело Бориса Немцова, либерального оппозиционного лидера, которого застрелили недалеко от стен Кремля в 2015 году. Между двумя госпитализациями Кара-Мурза снял фильм о Немцове, который сейчас показывают в России.


Помимо публикации видео в интернете и агитации в поддержку введения новых санкций, как еще можно противостоять Путину? Большую часть 2016 года Кара-Мурза провел в российской провинции, призывая молодых политиков принимать участие в местных и парламентских выборах. К его призывам прислушались две дюжины молодых политиков, которым вместе удалось набрать немногим более 100 тысяч голосов. Ни один из них не мог надеяться на победу.


Но Кара-Мурза и его спонсор, Михаил Ходорковский, бывший нефтяной магнат, ставший позже политическим заключенным, считают, что они уже сейчас способствуют рождению следующего поколения российских демократических политиков. «Целое поколение выросло в отсутствие демократии и честных выборов, — сказал Кара-Мурза. — Мы хотим дать им возможность приобрести некий политический опыт».


По той же самой причине оппозиционная коалиция планирует выдвинуть своего кандидата на президентские выборы 2018 года. «У нас нет никаких иллюзий, — признался Кара-Мурза. — Мы знаем, что это будут ненастоящие выборы. Но мы покажем, что альтернатива есть — потому что один из основополагающих мифов путинского режима заключается в том, что альтернативы нет».


В ответ на предположение о том, что президент Трамп может заключить соглашение с Путиным и его режимом, Кара-Мурза лишь пожал плечами. «Только мы можем дать толчок политическим переменам в России, — сказал он. — Трамп и [Ангела] Меркель здесь ни при чем». Однако он добавил: «Но мы просим, чтобы Запад не помогал Путину, общаясь с ним как с достойным уважения игроком на международной арене, и чтобы он не помогал соратникам Путина использовать западные страны в качестве места хранения всего того, что они украли».


Именно для этого и нужен закон Магнитского. Заморозка банковских счетов и визовые запреты — это яд для представителей ближайшего окружения Путина. И Конгресс — при поддержке таких смелых россиян, как Кара-Мурза — может сделать гораздо больше для расширения санкционного списка.