«Если право на отделение территорий, принадлежавших России, будет трактоваться в Москве как ошибочное, и там будут считать, что Ленин поступил неправильно, то, в принципе, возникает возможность нового толкования положения Финляндии. Но это только в принципе. На практике ничто на это не указывает», — говорит профессор политической истории Киммо Рентола (Kimmo Rentola). По этому вопросу Рентола прочитал лекцию в концертном зале Tampere-talo.


Возвращение России величия и чести. Это два краеугольных камня политики Путина, на которые указывает и то, как в современной России относятся к потрясениям 1917 года.


Если в Советском Союзе юбилеи свержения царизма и прихода к власти большевиков отмечались широко, то в путинской России ситуация совсем иная. Во всяком случае, на данный момент события столетней давности не отмечают никак.


«Как писал автор книги о Путине, журналист Михаил Зыгарь, в 1917 году нет ничего подходящего для пропаганды. Путин не может отождествить себя ни с Николаем II, ни с Лениным, ни с Керенским, потому что их местом в российской истории нельзя восхищаться», — говорит профессор политической истории из Хельсинкского университета Киммо Рентола (Kimmo Rentola).


Раскол среди народа


Рентола читал лекцию по этому вопросу в концертном зале Tamperе-talo.


По мнению Рентолы, Путин присвоил себе самое положительное, что было в советской истории, и даже то положительное, что было у Сталина. Например, победу во Второй мировой войне. Одновременно он сделал акцент на унаследованных от царской России традициях и православии.


«Часто удавалось довольно неплохо соединить эти разные составляющие, но с 1917 годом это никак не получается».


Рентола вспоминает об историке Николае Соколове, у которого есть свой взгляд на то, почему лидеры России не могут отмечать события 1917 года: «Как вышло, так и вышло. Лейтмотивом революции была социальная справедливость. Что же отмечать, если в стране и сейчас существует неравноправие».


Без сомнения, на скромность празднования оказывает влияние тот факт, что администрация Путина боится любого свержения власти в России, в особенности, если оно произойдет путем народного восстания. Есть опасения, что празднование юбилея революции на государственном уровне может увеличить раскол среди народа.


«По мнению нынешнего российского руководства, единственным историческим событием, которое смогло бы сплотить российский народ и заставить его поверить в свое величие, является победа во Второй мировой войне», — говорит Рентола.


Владимир Путин боится любых попыток свержения власти в России. Поэтому революция марта 1917 года широко не отмечается.


«Правда причинила боль»


Путин держит историю своей страны крепкой хваткой в совершенно конкретном смысле.


Почти год назад он перевел Росахив в непосредственное ведение президента Российской Федерации, и работавший долгое время руководитель Государственного архива (подведомственного Росархиву) вынужден был уйти. Он опубликовал документы, которые свидетельствуют о том, что 28 якобы геройски погибших во время Второй мировой войны бойцов на самом деле окончили свою жизнь в лагерях ГУЛАГа как предатели Родины.


«Такая правда оказалась слишком болезненной. Директора Госархива обвинили в осквернении памяти героев».


О переписывании истории в своих национальных интересах говорит, по словам Рентолы, и то, что события 1917 года стали в России называть по-новому, а именно — «Великой русской революцией».


«Она охватывает все этапы этого периода и все стороны, принимавшие в ней участие по образцу Великой французской революции».


Приоритет Сталина перед Лениным


Путин обычно избегает оценивать Ленина и его поступки, потому что в России это очень противоречивая фигура: одни безоговорочно уважают Ленина, другие же считают его человеком, отдавшим приказ расстрелять царскую семью и положившим начало злоупотреблениям большевиков.


В прошлом году позиция Путина в отношении Ленина все же прояснилась, когда он затронул этот вопрос в одной из своих речей на общественном мероприятии.


Говорят, что Путина все еще привлекают идеи коммунизма и социализма. В идейном наследии Ленина его не устраивают идея мировой революции и предоставление права на отделение советским республикам. Эта идея была высказана Лениным на уровне обещания, но с развалом Советского Союза она приобрела юридические формы.


«По мнению Путина, Сталин был прав, выступая против права на отделение республик при создании Советского Союза. Провозглашение первенства Сталина перед Лениным является практически сенсационным», — говорит Рентола.


Положение Финляндии будет пересмотрено?


По словам Рентолы, новое толкование Путиным взглядов Ленина и его ошибок могут, в принципе, оказать влияние на положение Финляндии по отношению к России.


Президент Урхо Кекконен (Urho Kekkonen) часто подчеркивал тот факт, что независимость Финляндии дал Ленин. По его мнению, грядущие правители не осмелились бы потребовать обратно данное вождем революции.


«Если право на отделение территорий, принадлежавших России, будет трактоваться в Москве как ошибочное, и если там будут считать, что Ленин поступил неправильно, то, в принципе, возникает возможность нового толкования положения Финляндии. Но это только в принципе. На практике ничто на это не указывает», — замечает Рентола.