В конце января демобилизованные военные и ветераны добровольческих батальонов заблокировали несколько железнодорожных веток, ведущих в оккупированную часть Донбасса. Так началась блокада торговли между Украиной и «народными республиками». Ветераны требуют ее официального прекращения, говоря, что хотят остановить поток контрабанды, идущий пророссийским мятежникам. Пока украинские солдаты гибнут на войне, а половина населения страны живет в нищете, олигархи сколачивают состояния на «кровавой торговле», де-факто финансируя бунтовщиков, напоминают они. В одном только прошлом году Служба безопасности Украины выдала около 100 тысяч разрешений на перемещение разного рода товаров в оккупированную зону и из нее. Примерно половина доходов от продажи угля на украинский рынок попала в бюджет «народных республик».

 

«Черное золото»

 

Украинские месторождения антрацита (высокоэнергетического угля, который в основном используют украинские электростанции) и предприятия, производящие кокс, находятся преимущественно в оккупированной части Донбасса. В свою очередь, большинство электростанций и металлургических заводов — по другую сторону фронта. Из-за блокирования поставок угля на Украину Киев столкнулся с дефицитом энергии, а металлургическим комбинатам, которые были оплотом экономики, пришлось приостановить производство. На оккупированных территориях работу теряют шахтеры, поскольку уголь стало некому продавать. Это потенциальные «бойцы»: в рядах мятежников им хотя бы будут платить.

Украинский премьер Владимир Гройсман заявил, что альтернативы донбасскому углю нет. Он объяснял, что местные шахты зарегистрированы на Украине и платят налоги Киеву, поэтому их нельзя лишать рынков сбыта. Правительство утверждает, что за перевод электростанций на другие виды топлива в следующие 3-5 лет придется ежегодно платить по полмиллиарда долларов. В свою очередь, импорт антрацита из России повлечет за собой слишком большие политические издержки. Так что Киев увеличивает зависимость от атомной энергетики: ее доля в производстве энергии доходит уже до 60%. Одновременно ему приходится сокращать экспорт энергии в ЕС и отказываться от планов возобновления экспорта в Белоруссию и Молдавию. На Украине работает 14 крупных теплоэлектростанций, половина из них — на антраците.

 

Девять принадлежат Ринату Ахметову — одному из главных спонсоров Партии регионов и Виктора Януковича. Он не только ничуть не пострадал после Майдана, но и больше всех нажился на «кровавой торговле» и оккупации Донбасса. Не удивительно, что теперь он призывает не отказываться от поставок из региона и России, а связанные с олигархом чиновники занимаются дискредитацией идеи о покупке «черного золота» в других странах, например в ЮАР.

 

15 февраля Украина ввела чрезвычайное положение в сфере энергетики, которое продлится как минимум месяц. Государственная компания «Укрэнерго» сообщила, что если поставки с оккупированной части Донбасса не возобновятся, запас угля на электростанциях закончится в конце марта. Правительство предупреждает о грядущих блэкаутах в ключевых промышленных регионах. Если ничего не изменится, в конце месяца придется начать веерные отключения в Харькове, Днепропетровске, Киеве, Запорожье, Сумах, Чернигове и Черкассах. Президент Порошенко подчеркивает, что блокада дестабилизирует экономику и ситуацию в стране. По его оценкам, из-за нее 300 000 человек могут потерять работу, а страна лишится двух миллиардов доходов в твердой валюте.

 

Под угрозой оказались также перспективы экономического роста. Весной 2016 года после многолетнего падения, объемы промышленного производства начали увеличиваться благодаря подъему в металлургии, повышению глобальных цен и относительно спокойной ситуации на фронте.

 

Интрига в Киеве

 

Блокирование нескольких железнодорожных веток и дорог, ведущих в «народные республики» сопровождалось нарастанием напряженности в Киеве. 19 февраля произошли даже уличные столкновения между организаторами блокады (депутаты Владимир Парасюк и Семен Семенченко), которых поддерживали националисты из ОУН (запрещенная в РФ организация, — прим. ред.) и других радикальных организаций, с полицией. Благодаря вмешательству Национальной гвардии разбить палаточный лагерь у здания администрации президента им не удалось.

Возникшей напряженностью пытается воспользоваться Россия: ее спецслужбы при посредничестве маргинальных группировок украинских националистов отправляют в Киев оружие. В свою очередь, российская агентура в годовщину Революции достоинства пыталась организовать новые массовые протесты, чтобы спровоцировать кровопролитие. Однако московский план провалился, поскольку обе стороны внутриукраинского спора проявили политическую зрелость.

 

Премьер Гройсман встретился с организаторами блокады Донбасса и договорился, что они не будут устраивать новых демонстраций, а власти не станут предпринимать попыток снять блокаду силовыми методами. Ни одна влиятельная политическая сила в Киеве не хочет эскалации конфликта.

 

Торговля с оккупированной частью Донбасса не прекращалась даже во время самых ожесточенных боев. Почему же ее прекратили именно сейчас? Возможно, какие-то силы стремятся устроить досрочные выборы. Не исключено, что олигархи, которые хотят увеличить свою долю в доходах от «кровавой торговли», задумали собственную интригу. Самый болезненный удар блокада нанесла по Ахметову. Его холдинг «Метинвест» заявил о приостановке работы на Енакиевском металлургическом заводе и предприятии «Краснодонуголь», которые находятся в оккупированной зоне (налоги они продолжали платить Киеву). Под угрозой оказалась также деятельность предприятия «Азовсталь» и металлургического комбината имени Ильича в находящемся под контролем властей Мариуполе. Проблемы возникли и у тех заводов на оккупированной зоне, до которых не доходят поставки сырья с подконтрольных Киеву территорий. Первым (в начале февраля) остановил производство комбинат в Алчевске, в конце месяца то же самое сделал Донецкий металлургический завод.

 

Против блокады активнее всех выступает «Народный фронт». В этом нет ничего удивительного: партия Яценюка изначальна была главным союзником Ахметова. Состоящий в партии глава МВД Арсен Аваков призывает к силовому прекращению блокады.

 

Демонстративный шаг Кремля

 

Реакция мятежников последовала спустя месяц. 27 февраля они выдвинули ультиматум и потребовали снять блокаду с железнодорожных веток, связывающих Донбасс с остальной территорией страны, угрожая захватом украинских заводов. Киев не ответил, тогда 1 марта лидер донецких сепаратистов Александр Захарченко сообщил, что «народные республики» вводят внешнее управление на 40 предприятиях. Порошенко заявил, что Россия конфискует украинские активы и делает очередной шаг к аннексии Донбасса. В свою очередь, Служба безопасности Украины распространила информацию, что ей удалось перехватить телефонный разговор Захарченко с «гражданином Российской Федерации» на тему дальнейшей судьбы национализированных компаний.

 

Россияне планируют продать самые привлекательные активы в Донецкой области олигарху Сергею Курченко, бежавшему в Россию. Киев перестанет получать налоговые отчисления, а доходы пойдут Виктору Януковичу и его клану. Мятежники говорят, что смогут без проблем переориентировать производство на Россию. Проблема в том, что спроса на донбасскую продукцию там нет. На российском рынке уже есть практически все, что производится в «народных республиках». Если Украина перестанет покупать уголь, продать его вообще не удастся: российское сырье дешевле. Шансов на легальный экспорт в третьи страны нет тоже. В таком случае Москве придется увеличить свои дотации, а даже сообщение о том, что с 1 марта в ЛНР основной валютой стал российский рубль ее, скорее, не обрадовало. Во-первых, те, кто называет Россию стороной конфликта, получили очередной аргумент. Во-вторых, рубль приходит на территорию, где разворачивается военный конфликт, а это ослабляет его курс и вредит российским ценным бумагам.

 

Совсем другая тема — принятое 18 февраля решение о признании документов, которые власти «народных республик» выдают гражданам Украины и лицам без гражданства, проживающим на их территории. Это чисто политический и пропагандистский шаг, поскольку он не влечет за собой формального признания ДНР и ЛНР. Он стал реакцией Москвы на позицию новой американской администрации по российско-украинскому конфликту. Россия решила подать Западу сигнал, что она не собирается уступать. Путин намекает, что он может в любой момент начать углубление процесса интеграции Донбасса с Россией. Одновременно появляются «пробные шары» в виде разнообразных «планов мирного урегулирования». За последние пару недель появилось уже несколько таких проектов: «план Манафорта», «план Януковича», «план Таруты». Самым обсуждаемым стал «план Артеменко», о котором писал New York Times. Все эти проекты объединяет одно: целиком их не может принять ни одна сторона конфликта, а отдельные их пункты выглядят более выгодными для Москвы.

 

Неважно, какие пишутся планы, чем завершится блокада, что предпримет Москва и мятежники: в ближайшее время в Донбассе ничего не изменится. По крайне мере его статус точно останется прежним. Ведь сейчас в опросах за признание независимости «народных республик» высказывается лишь четверть россиян.