Результат президентских выборов мало зависит от внешней политики, хотя та является уделом главы государства и занимает немалую часть его времени. По поводу Европы звучат самые разные заявления, однако представленные в программах основных кандидатов дипломатические варианты являются довольно общими, перечисляют угрозы и, так или иначе, напоминают об унаследованных от голлизма принципах независимости и равновесия. Война в Сирии и отношения с Россией — самые спорные темы, как среди левых, так и правых. Кроме того, именно они лучше всего отражают мировоззрение кандидатов.


«Россия — решающий элемент равновесия сил, который может принести мир в глобализацию», — заявила Марин Ле Пен 23 февраля в большой речи о «внешней политике Франции в многополярном мире». По ее словам, Москва сталкивается с плохим отношением со стороны «Европейского Союза и подневольной Франции». На этом мероприятии, которое было призвано придать значимости ее кандидатуре, присутствовали представители четырех десятков стран, в том числе пять послов (Камбоджа, Куба, Вьетнам, Саудовская Аравия и, как утверждает НФ, Албания). «Нужно восстановить связь с реальным миром, за отрицание действительности приходится дорого расплачиваться», — уверена Ле Пен, которая не скрывает симпатий к сирийскому режиму и подчеркивает, что «французская поддержка так называемых умеренных исламистов была и остается ошибкой».


Необходимость диалога


Эммануэль Макрон в свою очередь занимает очень жесткую позицию по отношению к Москве. «Россия Владимира Путина ведет опасную политику и не боится отступлений от международного права», — указано в его программе, где отмечается «мир угроз и возможностей». Приписываемые российским хакерам кибератаки на сайт движения «Вперед!» сделали тон заявлений еще более непреклонным. И хотя Макрон напоминает о необходимости диалога с Россией, Турцией, ближневосточными странами и государствами Персидского залива, он подчеркивает, что тот должен быть «требовательным», в частности в сфере прав человека и основополагающих свобод.


Мы видим гибкий синтез в продолжение проводившейся в последние годы дипломатии. В то же время в программе уделяется всего полфразы сирийскому вопросу и отмечается, что Франция будет участвовать во внешних операциях лишь «при наличии политических условий выхода из кризиса».


Кандидат от «Республиканцев» Франсуа Фийон оспаривает у Марин Ле Пен лавры главного русофила. В интервью Les Echos 3 марта он выразил беспокойство по поводу того, что Россия сделала «поворот не в том направлении». И возложил ответственность на Европейский Союз: «У нас изначально была плохая политика по отношению к России. Мы оттолкнули ее и ввели против нее санкции». Как и во время праймериз, он напомнил, что приоритетной задачей является борьба с «исламским тоталитаризмом» и что реализм предполагает совместную борьбу с Башаром Асадом против джихадистов.


«Агрессивный империализм России»


Программа социалиста Бенуа Амона затрагивает международные вопросы (за исключением европейских) лишь вскользь. Он обещает признать Палестинское государство и напоминает в различных интервью, что это будет способствовать мирной интеграции Израиля в его региональное окружение.


Другие его приоритеты включают в себя введение гуманитарных виз для приема беженцев, расширение оборонного бюджета до 3% ВВП и принятие мер по защите французского языка. В то же время он открыто осуждает «агрессивный империализм России, с которой, безусловно, нужно вести себя жестко и без потворства».


Жан-Люк Меланшон в свою очередь предлагает восстановить «нормальные отношения с Россией». «Для Франции русские — партнеры, а не враги. Причем вне зависимости от их политического режима. Балом правит геополитика. И она говорит нам о необходимости договориться с россиянами. Хотя, это, разумеется, не означает, что нужно во всем соглашаться», — отметил кандидат от «Непокорной Франции» в интервью Famille chrétienne. Кроме того, в его программе предусматривается признание Палестинского государства, выход из НАТО и формирование программы Erasmus в сфере франкофонии».