За последние несколько месяцев Россия вернулась в «игру» в Афганистане. Она вмешалась в дела движения Талибан (запрещено в РФ — прим. ред.), утверждая, что военное присутствие Запада во главе с Соединенными Штатами Америки в этой стране не принесло никаких результатов. В свою очередь Афганистан еще столкнется с последствиями вывода американских войск.


В середине восьмидесятых годов двадцатого века Афганистан был признан «кровоточащей раной» Советского Союза, а уже к концу этого десятилетия многие сравнивали его с Вьетнамом, из которого Россия уходила побежденной.


В декабре прошлого года была проведена первая конференция по Афганистану, а в прошлом месяце прошла еще одна встреча в Москве, в которой принимали участие Россия, Иран, Афганистан, Индия и Китай. Нужно заметить, что США не получили приглашения для участия в ней.


Возобновление российского влияния в Афганистане соответствует общим тенденциям внешней политики России в регионе. Москва стремится стать посредником в заключении соглашений с целью расширения своего геополитического влияния. Она предпринимает попытки подготовить мирное соглашение по Афганистану, тем самым занять место Соединенных Штатов Америки, как защитника Афганистана, а также предложить свою кандидатуру на роль основного посредника в Южной Азии.


Москва хочет использовать свое влияние в регионе таким образом, чтобы предотвратить расширение терроризма и поставок наркотиков.


Россия требует вывода войск США из Центральной Азии, но в то время осознает, что любые поспешные действия приведут к хаосу и анархии в Афганистане, что может, в свою очередь, поставить под угрозу ее положение, а также положение соседних стран.


Опасения Москвы сводятся к двум вещам. Во-первых, ситуация в Афганистане нестабильна, поэтому он может быть подходящим местом для распространения терроризма. Во-вторых, Москва опасается возобновления поставок героина в Россию и Центральную Азию. По данным ООН в России отмечены самые высокие в мире показатели по потреблению героина. Употребление подобных веществ приводит к гибели от передозировки, а также к распространению ВИЧ-инфекции.


В 2013 году Москва считала Талибан основным источником этих проблем. Более того, Россия выразила свои сомнения по поводу эффективности проведения переговоров США с представителями этого движения в Катаре. Именно с этого года представители Талибана и России наряду с делегатами из других стран Центральной Азии начали проводить первые встречи.


Западный дипломат утверждает: «Мы должны рассматривать возвращение России в Афганистан в контексте ее затянувшегося вмешательства в Сирию и ее геополитических стремлений и амбиций на Ближнем Востоке. Более того, участие России в сирийском конфликте сделало ее мишенью для исламских экстремистов, расставивших свои сети в Афганистане». Он добавил: «Кажется, Россия стремится использовать соперничество между ИГИЛ (запрещено в РФ —  прим.ред.) и Талибаном с целью передислоцировать ИГИЛ на территорию Афганистана».


В декабре 2016 года российский посол в Афганистане Замир Кабулов сказал: «Нас беспокоит, что ИГИЛ угрожает как Афганистану, так и всем странам Центральной Азии: Пакистану, Ирану, Китаю, Индии и даже России. Мы поддерживаем стабильные отношения с Талибаном для того, чтобы обеспечить безопасность политическим отделениям и консульствам в Центральной Азии».


В свою очередь в феврале 2016 года представитель Афганистана при центральном командовании вооруженных сил США Ахмад Мурид Барто (Ahmad Murid Partaw) в своей статье в Foreign Policy «Фальшивая история о существовании ИГ в Афганистане» высказал абсолютно противоположное мнение. Он убежден, что Россия, Китай, Иран слишком преувеличивают, когда речь идет об ИГИЛ в Афганистане для того, чтобы беспрепятственно вмешиваться во внутренние дела страны, а также для того, чтобы противостоять растущему влиянию США в регионе«.


Москва, несомненно, понимает, что международное вмешательство во главе с Соединенными Штатами в дела Афганистана не смогло обеспечить стабильность и развитие. Российский посол в Кабуле утверждает, что США в течение 15 лет впустую потратили триллион долларов. Продолжительное присутствие США (тысячи солдат и наконец подписанное с Кабулом соглашение о двусторонней безопасности) демонстрирует огромное желание страны сохранить «точку опоры» в Центральной Азии, особенно если учитывать тот факт, что в 1979 году страна лишилась поддержки Ирана, и это привело к изгнанию американских войск из Центральной Азии.


Москва считает, что Талибан, большая часть которого — представители народа пушту, меньше противоречит интересам страны в долгосрочной перспективе. Россия также уверена, что это движение подтвердило свою устойчивую позицию на протяжении последних двух десятилетий. Талибан отличается от таких экстремистских группировок, как ИГИЛ или Аль-Каида, мишенью которых являются Запад и Россия. Москва не упускает из виду различные ответвления Талибана, например группировку «Хаккани». Однако Россия уверена, что настало время Талибана в рамках новой афганской политики. Его интересы пересекаются с интересами Москвы, которая хочет положить конец военному присутствию Америки в Афганистане. Так, бывший лидер движения Талибан, проживающий в Кабуле и осуществляющий исламское правление в Афганистане, Мохаммад Акбар Ага сказал, что Талибан заинтересован в более тесных связях с Москвой, чтобы покончить с бедствиями, которые приносят в страну США. 13 числа прошлого месяца в интервью газете «Московское время» он добавил: «Мы готовы к "рукопожатию" с Россией для того, чтобы избавиться от США. История показывает, что у нас больше общего с Россией и бывшими республиками Советского Союза, чем с Европой».


Правительство Афганистана и Вашингтон не могут искоренить Талибан или добиться стабильности в регионе, именно поэтому планы Москвы по предотвращению распространения террористов являются лучшим способом по защите своих границ и границ союзников в Центральной Азии. Россия поддерживает укрепление позиции движения Талибан в погоне за политической властью, и считает, что финансовая помощь и военная поддержка могут стимулировать и побудить «Талибан» к противостоянию реальной угрозе, а именно, любым экстремистам пересекающим границы. По мнению Москвы, усиление давления Талибана на правительство Афганистана приведет к выводу американских войск из страны, что и является целью России.


Совершенно очевидно, что интересы России и движения Талибан по вопросу ИГИЛ в Афганистане, а также военному присутствию США совпадают. Более того, Иран и Китай поддерживают их стремления и желания, в то время как афганские регулярные войска продолжают оказывать сопротивление движению Талибан, террористические акты которого заметно увеличились в различных уголках региона. Примером может служить убийство посла Объединенных Арабских Эмиратов в Афганистане, а также губернатора провинции Кандагар.


Примечателен тот факт, что в настоящее время в Афганистане постоянно происходят какие-то события. Появились доказательства, что китайские наземные войска находятся в Афганистане и проводят совместное с афганскими силами патрулирование по периметру линии общих границ протяженностью 50 миль. Целью этого патрулирования является поимка уйгурских боевиков, возвращающихся из Мосула и Ракки. Кроме того, есть предположения, что «после ухода США и НАТО» Пекин готов играть более заметную роль в стабилизации положения в Афганистане. До сих пор невозможно точно сказать, в каком объеме Китай хочет принимать участие в урегулировании конфликтов в стране. Нужно заметить, что Министерство обороны США отказывается даже обсуждать этот вопрос. Так, пресс-секретарь США в понедельник сказал: «Мы знаем, что китайские войска там [в Афганистане]!»


Движение Талибан не заинтересовано в мире и безопасности. Его целью является победа в войне в Афганистане, поэтому оно готово извлекать любую пользу из переговоров с региональными и международными силами для улучшения своего положения. Безусловно, движение Талибан не готово отказаться от своей террористической деятельности, а это означает, что Москва не сможет примирить Кабул и Талибан. Кроме того, воспоминания о военном вторжении СССР в Афганистан все еще глубоко сидят в сознании афганского народа, именно поэтому, маловероятно, что у Москвы будет большой шанс для достижения своих амбиций и успехов в целом в стране, до тех пор пока Соединенные Штаты сохраняют свое военное присутствие в Афганистане.