Печально, но факт: «бракоразводный» процесс открыт. Палата общин и Палата лордов проголосовали, в понедельник 13 марта, за закон, разрешающий Терезе Мэй начать процедуру Брексита, а именно выход Великобритании из Евросоюза. Кроме еврофобских изданий, мало кто радуется в Лондоне этому событию. Всем известно, что начинается самое сложное. Разделение займет время, возможно, годы, так как существующие связи с ЕС очень тесные и выгодные для обеих сторон. Абсурдно конечно, но это так.

 

Голосование в понедельник вечером на берегу Темзы, которая уже была свидетелем многих трагедий, позволяет первому консервативному премьер-министру действовать согласно статье 50 Лиссабонского договора о выходе государства-члена ЕС. Представители 27 стран встретятся 6 апреля на саммите для определения основных принципов будущих переговоров с Лондоном. Теперь Терезе Мэй будет легче вести переговоры с Брюсселем, которые должны будут завершены в течение двух лет.

 

Голосование в понедельник был чистой формальностью. Более чем две трети депутатов выступают против Брексит, но они не могут действовать вопреки результатам референдума от 23 июня 2016 года, когда почти 52% британцев высказались в пользу выхода из ЕС. Масла в огонь подлила премьр-министр Шотландии Никола Старджен (Nicola Sturgeon), которая заявила в тот же день, что намерена провести второй референдум по вопросу о независимости Шотландии между осенью 2018 года и весной 2019.

 

Если Великобритания выходит из ЕС, тогда Шотландия будет готова покинуть королевство. Сторонники независимости проиграли первый референдум в 2014 году, но почти 60% шотландцев проголосовали против Брекита (как и Северная Ирландия). Результаты второго шотландского референдума будут иметь значение для переговоров по Брекситу, также как результаты выборов в Нидерландах и Франции в ближайшие недели. В Лондоне и Брюсселе доминирует ощущение, которое испытывают при прыжке в пустоту.

 

Великобритания и остальные члены Евросоюза должны в течении двух лет договориться по трем непростым вопросам. Соединенному Королевству, прежде чем покинуть клуб, придется оплатить «довольно значительный счет» перед Брюсселем. Порядка трех миллионов выходцев из стран ЕС проживают в стране, а полтора миллиона британцев обосновались на старом континенте (они получили право на проживание, разрешение на работу, доступ к медицинскому обслуживанию, образованию и т.д.). И наконец, сегодняшнее торговое, культурное, научное и военно-дипломатическое сотрудничество с ЕС, которое Лондон намерен сохранить и развивать в дальнейшем. Определение, которое лучше всего подходит, чтобы описать эти обсуждения содержится в одном слове: кошмар.

 

В общем, главное для британцев — это уйти, оставаясь как можно дольше. А европейцы будут держать британцев на близком расстоянии, тем самым демонстрируя, что гораздо выгоднее быть в клубе, чем за его пределами. Скорее всего, и наиболее желательным, является то, что обе стороны придут к рамочному соглашению в установленные сроки, но его реализация будет осуществляться в переходный период, который займет от пяти до десяти лет. А это означает, что англичане могли бы еще очень долго оставаться в рамках европейской. Как если бы в реальности, такая перспектива не была настолько ненавистна.