Что касается оценки угрозы со стороны России, то существует большой контраст между арктическими территориями и территориями к югу от Арктики. В Арктике западные страны и Россия прекрасно сотрудничают, на юге между Западом и Россией существует конфликт.

 

Во время поездки по Норвегии и России на прошлой неделе я и другие депутаты Фолькетинга получили некоторое представление о том, как можно объяснить эту разницу.

 

В норвежском Министерстве иностранных дел и Министерстве обороны нам рассказали, что Россия для Норвегии угрозы не представляет. И Россия с Норвегией прекрасно сотрудничают друг с другом, особенно в районе общей границы у Киркенеса в Северной Норвегии.

 

Тем не менее, Норвегия присоединилась к санкциям ЕС против России после Крыма и кризиса на Украине в 2014 году. Основным мотивом было то, что НАТО и ЕС должны выступать единым фронтом.

 

Возможно, ответом на присоединение Норвегии к санкциям стало то, что два члена комиссии Стортинга по международным делам не смогли получить визу для запланированной поездки в Москву несколько месяцев назад. Но один из политиков, входящих в комиссию, считает, что это с тем же успехом могло произойти и потому, что в Москве боятся услышать норвежскую критику в адрес русских за отношение к правам человека! Это, конечно, тоже настораживает.

 

Возможно, угроза подвергнуться нравоучениям со стороны норвежцев заставила русских отказать в выдаче визы также и норвежскому журналисту, который должен был стать гидом для датской делегации по пути из Киркенеса в Мурманск. Сам он в статье, которую опубликовал в своей газете, объясняет этот отказ во въезде в Россию подавлением свободы слова. Дело в том, что он написал несколько критических статей о России в норвежских газетах.

 

Когда кто-то не получает визу для въезда в другую страну, объяснений не дают никогда. Так что нам остается только догадываться, почему же не пустили в Россию нашего гида. Но для региона, для которого характерно очень тесное и исполненное доверия друг к другу сотрудничество, эта ситуация была довольно странной.

 

Несмотря на санкции, Норвегия сохранила сотрудничество с Россией в некоторых областях. Речь идет об охране границы, визовом режиме на приграничных территориях, береговой охраны, горячей линии с российским Северным флотом в Мурманске, обмене наблюдателями во время учений определенного масштаба в пограничной зоне, а также сотрудничестве в спасении. На самом деле в военной области из-за санкций были отменены только визиты VIP-персон и общие учения.

 

Когда мы посещали представителей властей в Киркенесе и Мурманске, положительные отклики о сотрудничестве получали подтверждение. Оно тесное и плодотворное, хотя обе стороны вместе с тем размещают больше войск, модернизируют военную технику и повышают уровень учений. С российской стороны высказывалось сожаление в связи с тем, что сотрудничество сократилось, но они рады тому, что осталось. Российский Северный флот и норвежские власти еженедельно проводят встречи либо по скайпу, либо лично. На пограничных КПП сотрудничают тоже тесно. Мэр Киркенеса — частый гость в Мурманске и наоборот. Вместе удалось остановить поток беженцев из стран третьего мира, который начался в 2015 году и был остановлен весной 2016 года.

 

Через границу в Киркенес за покупками приезжает так много русских — их особенно интересуют качественные продукты питания и одежда известных брендов — что теперь в Киркенесе названия улиц пишут также и по-русски. Норвежцы, в свою очередь, пересекают границу с Россией, чтобы купить бензин и чтобы побывать в Мурманске — самом большом городе на севере. Киркенес — небольшая деревушка примерно с 5 тысячами жителей, а Мурманск — большой город, население которого составляет 300 тысяч человек.

 

Мы покидаем теплые условия на холодном севере и отправляемся в Москву, чтобы услышать больше о прохладных отношениях там, где теплее.

 

Эта тема постоянно возникает в беседах с российскими экспертами и политиками, с которыми мы встречаемся в Москве. Как удается сохранять доверие между Западом и Россией на севере, когда на юге царит обстановка недоверия и конфликтов?

 

Один из первых ответов мы получаем от российского эксперта в области международного права. Он говорит, что сотрудничество на севере объясняется тем, что все доверяют друг другу в том, что все хотят соблюдать правила. И их на самом деле соблюдают. На юге же все наоборот. Кризис на Украине вызвал такое большое недоверие, что говорить друг с другом стало невозможно. Русские не могут полагаться на Запад, потому что Запад не может понять, что же произошло на Украине. Запад поддержал незаконную смену власти на Украине в феврале 2014 года. По его словам, этот путч привел к гражданской войне, а также к тому, что жители Крыма захотели воспользоваться возможностью вернуться назад, в Россию, а вследствие этого были введены санкции Запада в отношении России. По мнению эксперта, это исторический и юридический факт, что в феврале 2014 года на Украине произошла незаконная смена власти. Если верить ему и обоснованиям, на которые он ссылается, двух мнений тут быть не может. Украинская конституция соблюдена не была, но Запад все равно поддержал тех, кто нарушил законы собственной страны. Поэтому в этой области Запад и Россия друг другу не доверяют.

 

Со своей стороны могу добавить, что подразделение, созданное в ЕС для борьбы с российской дезинформацией, раз за разом называет российской дезинформацией утверждение, что на Украине в феврале 2014 года произошла незаконная смена власти. Но никаких доказательств того, что все было законно, представлено не было. Так что тема горячая, и говорить о ней невозможно. Если же использовать подлинные исторические факты, то на Западе тебя назовут «пятой колонной»!

 

Другие эксперты объясняют разницу в уровнях напряженности на Севере и на Юге неправильно, по их мнению, понятой аналогией между Крымом и Прибалтикой. Нельзя утверждать, что русские станут считать российской территорией прибалтийские страны потому, что они считают русским Крым. Один эксперт, Андрей Кортунов, подчеркивал, что для России важно показать, что можно иметь российское меньшинство за пределами России, у которого русская национальная и культурная идентичность, но нет политической лояльности по отношению к России. Для России очень важно убедить прибалтов в том, что из России им ничто не угрожает. Россия — государство, выступающее за статус-кво и не стремящееся к расширению.

 

Проблема заключается в том, что НАТО наращивает силы, которые могут взять Калининград, а Россия даже не сможет его защитить. Поэтому Россия не чувствует себя в безопасности с НАТО. У НАТО есть возможности, но есть ли у альянса желание? То же самое страны НАТО говорят о России. Россия наращивает возможности для нападения. Но есть ли у нее желание напасть? По словам Андрея Кортунова, это спираль недоверия и гонки вооружений необходимо остановить.

 

Но сегодня сделать это нелегко, потому что больше не существует подходящих каналов между НАТО и Россией, по которым могло бы строиться доверие.

 

По словам Кортунова, Россия хотела создать режим полетов в районе Балтийского моря, чтобы избежать нарушения границ и столкновения в воздухе. Но НАТО блокирует сотрудничество в этой области. И в России это вызывает негодование.

 

По мнению Кортунова, выход в том, чтобы сотрудничать там, где это возможно. Цель заключается в том, чтобы все были «stakeholders» (заинтересованными сторонами) европейской безопасности (т.е. несли за нее ответственность). Что касается России, то это означает, что нет никакой пользы от того, что Запад сохраняет ледяной режим санкций и таким образом не дает России никакой возможности оказывать хоть какое-то влияние на развитие ситуации в близлежащих районах.

 

Западу следует отменить санкции против России. Потому что они, по мнению Кортунова, совершенно не достигли своей цели: они не ослабили власть Путина, а наоборот, укрепили ее, и они совершенно не изменили российскую внешнюю политику. Вместе с тем они мешают России развиваться в более свободном и западном направлении. Поэтому отмена санкций и начало сотрудничества в решении важнейших проблем, таких, как международный терроризм — в интересах всех.

 

Примерно так же анализировали ситуацию политики из партии «Единая Россия» (партия Путина) в Думе. Политики из комиссии по международным делам подчеркивали, что Западу необходимо начать оказывать давление на Украину, чтобы та стала выполнять мирные соглашения, чтобы в конечном итоге можно было бы говорить об окончании гражданской войны на Украине. Политики описывали Россию как страну, которая не стремится к захвату новых территорий. Крым пришел в Россию добровольно, интеграция этой территории обходится достаточно дорого. Совершенно немыслимо, что Россия захочет оккупировать другие территории. Для этого нет ни желания, ни сил.

 

Этот успокаивающий анализ со стороны официальных кругов несколько часов спустя был опровергнут некоторыми из собеседников посольства — ориентированными на Запад политологами, публицистами и НПО (Карнеги, Moscow Times и Amnesty International). Главное в их мнении сводилось к тому, что нынешний режим недемократичный, он подавляет, поэтому доверять ему нельзя. Один из политологов назвал режим почти сталинистским. Прозападно настроенные аналитики подтвердили, таким образом, предположение о том, что на юге царит атмосфера конфликта и недоверия, в то время как на севере — сотрудничество и доверие. Что нам самим и довелось увидеть несколькими днями раньше.