В прошлом месяце The New York Times сообщила о том, что Россия тайно развернула два дивизиона крылатых ракет наземного базирования в нарушение Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). На волне этих разоблачений очень много пишут и говорят о будущем РСМД и о том, как США должны реагировать на российские нарушения военными и дипломатическими средствами.


Мы должны понять, что Москва будет и дальше нарушать договор РСМД, а поэтому важно выяснить первопричины такого ее поведения. Российский президент Владимир Путин решил игнорировать этот договор по причине растущей военной мощи Китая, а также из-за российской военной доктрины. Кроме того, нарушение договора помогает Путину в достижении его долгосрочной цели, какой является ослабление НАТО.


Подписанный в 1987 году между США и СССР Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности накладывает запрет на ракеты наземного базирования с дальностью пуска от 500 до 5 500 километров. Но в последние годы Россия дает понять, что считает этот договор несправедливым. Основной аргумент Москвы состоит в том, что в договоре существуют изъяны, так как его подписали только США и Россия, а следовательно, другие стратегические соперники Москвы, а именно Китай, никак не ограничены положениями РСМД о ракетной технике. Между тем, Китай вкладывает немалые средства в разработку ракет средней дальности.


Россия считает, что китайские ракетные дивизионы, которые угрожают американским базам в Восточной Азии, легко могут быть использованы против целей на востоке России. Отношения между Москвой и Пекином сегодня лучше, чем между Москвой и Вашингтоном, однако в новейшей истории российско-китайских отношений было немало продолжительных и кровопролитных конфликтов. Эти соседи только в 2005 году разрешили свой пограничный спор в Приамурье, который в годы холодной войны унес сотни жизней.


Далее, анализ российской военной доктрины свидетельствует о том, что военное командование считает крылатые ракеты важнейшим оружием современной войны. Соответственно, Москва стремится к созданию асимметричных ядерных средств. За крылатыми ракетами наземного базирования трудно следить, их можно оснастить ядерными зарядами, и они преодолевают западную ПРО. Россия изучила успешный американский опыт применения таких ракет в Ираке, Афганистане и Косове, и стремится повторить этот успех.


Российская интервенция в Сирии дала России испытательный полигон для проверки крылатых ракет, и результаты подтвердили их высокую эффективность. Эксперт по контролю вооружений Джеффри Льюис (Jeffrey Lewis) отмечал, что российские крылатые ракеты морского базирования, нанесшие в 2015 году удары по целям в Сирии, очень похожи на новые крылатые ракеты наземного базирования, созданные в нарушение договора РСМД. Эти удары были нанесены для того, чтобы продемонстрировать конец американской монополии на крылатые ракеты, а также возможности России по поражению целей с большого расстояния во избежание потерь. В грядущих конфликтах Москва будет уделять повышенное внимание возможностям новых крылатых ракет с учетом трудноразрешимой и хаотичной ситуации на Ближнем Востоке. Кроме того, в постсоветских государствах, особенно с крупным мусульманским населением, усиливается недовольство Москвой, и поэтому такие ракеты могут быть использованы в Центральной Азии. В перспективе крылатые ракеты наземного базирования способны стать ключевым средством ведения ограниченной войны.


Развертывание новых российских крылатых ракет на европейском театре военных действий ведет к усилению политических разногласий внутри НАТО. Кремль понимает, что угроза применения ядерного оружия накладывает на европейских лидеров большую внутриполитическую нагрузку. Путин просчитал, что риск ядерного Армагеддона вынудит НАТО отказаться от военных контрмер, могущих, по мнению альянса, спровоцировать Россию, и это серьезно ослабит западный военный блок. Россия наверняка объединит агрессивное ядерное позирование с пропагандистскими усилиями, воспользовавшись политической напряженностью в рядах НАТО, и будет укреплять мнение о том, что противоборство с Москвой приведет к ядерному холокосту. Если Россия разместит такое оружие в пределах досягаемости натовских баз в Европе, это изменит ядерный баланс между нею и НАТО, подорвет концепцию гарантированного второго удара и осложнит действия западных руководителей по недопущению эскалации.


Россия подает сигналы о том, что готова к новой милитаризации Европы. В случае возникновения военного кризиса Москва может использовать свое ядерное оружие как козырь в торге с НАТО, и вынудить альянс отказаться от противодействия российской агрессии. Наиболее примечательно то, что Германия выступает против такой милитаризации и настаивает на ликвидации ядерного оружия на континенте. Трудно себе представить, что руководство Германии поддержит идеи укрепления ядерного потенциала в Центральной Европе, наращивание ядерного арсенала НАТО и размещение ядерного оружия в Восточной Европе в ответ на российскую агрессию.


Думая о долгосрочной перспективе, Путин наверняка просчитал, что ослабление сил сдерживания НАТО даст большие преимущества, которые целиком возместят возможный ущерб от нарушения договора РСМД. Разрабатывая ответные меры, американские политические руководители должны понимать, чем руководствуется Москва, создавая и развертывая такие ракеты. Главные причины это растущая военная мощь Китая, желание Путина воспользоваться политическими разногласиями внутри НАТО и российская военная доктрина. Поэтому мы должны разработать такую политику, которая ослабит стимулы, подталкивающие Москву к нарушению договора РСМД.


Уильям Макгенри — научный сотрудник Центра новой американской безопасности (Center for a New American Security).