Никто не может обсуждать то огромное влияние, которое оказало вмешательство России в гражданскую войну в Сирии. Спустя 15 месяцев была подписана историческая резолюция, меняющая расклад сил и увеличивающая вес сирийского режима в противостоянии шести государствам. Они прикладывали все военные, финансовые и информационные усилия для уничтожения и раздирания Сирии на куски, действуя на руку сионистам, их покровителям.


Да, это правильные слова. Россия действовала эффективно в сирийской войне и достигла впечатляющих результатов. Москва защитила Дамаск.


Терроризм, с которым столкнулась Сирия, стал угрожать «исламской части» России. Он мог перебраться через эрдогановскую Турцию, посредством заговора пытающейся реализовать амбиции Османской империи. Поэтому российское вмешательство в Сирию было прежде всего обусловлено потребностью защиты национальных интересов России. Мы не знали ее истинных намерений. Война в Сирии стала золотой жилой, которая помогла России уничтожить однополярный мир во главе с Америкой, сложившийся после распада Советского Союза.


Однако министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил: «Если бы мы не вошли в Сирию, режим бы рухнул через две или три недели».


Можно было бы подобрать слова помягче. Столь эмоциональные заявления редко услышишь от представителей российского дипломатического корпуса.


Сирийское государство воздержалось от официальных комментариев и заявлений в СМИ, несмотря на возмущение и негодование, вызванное этими «высокомерными и снисходительными» словами. Но ответ последовал в другом месте.


Союзник России передал сообщение о том, что на самом деле любое соглашение о прекращении огня с любой из сторон без возвращения власти сирийскому руководству и согласования с ним действий не существует и не требуется сирийской армии и ее главному союзнику в регионе «Хезболле».


Иран поддержал эту сирийскую позицию и активизировал свою военную и материальную поддержку сирийской армии, а также отправил туда новых бойцов.


Послание было жадно подхвачено российской стороной. Буквально через несколько дней президент Путин выступил из Кремля со следующими требованиями:


«Тысячи боевиков из Чечни, Киргизии и Узбекистана воюют в Сирии. Это прямо угрожает национальной безопасности России. Поэтому мы всегда координируем свои действия с сирийским руководством, сирийской армией и резервными силами в реализации нашей операции против общего врага, который в равной степени угрожает России и Сирии. Мы работаем в команде с нашими союзниками».


Эти слова были сказаны, чтобы, во-первых, нейтрализовать эффект от слов Лаврова, а, во-вторых, принести скрытые извинения сирийскому государству.


Потом последовало российско-китайское вето. Это стало кульминацией совместных действий по выработке общих интересов, установления доверия и преодолением заносчивости и надменности.


Наконец, последнее про слова Лаврова…


Сейид Хасан Насралла ответил на заявление Лаврова очень благородно.


Он сказал в своей речи:


«Конечно, большие влиятельные игроки, которые втянули Сирию в противостояние терроризму, одержали многие великие победы. Но лучшее, что было в этих победах — это стойкость, которую продемонстрировал сирийский народ, его терпение и жертвы, на которые он пошел… стойкость сирийской армии и ее героизм… все это укрепляет сирийское руководство и его мужество…»


В этом и есть сила и простота. В этом и есть верность и благородство. Так говорят мужчины, которые знают силу. Это Сейид Хасан Насралла.