После падения Алеппо Израиль беспокоится насчет иранского влияния в Сирии и связанных с ним угроз для его безопасности. В этом была основная причина очередной поездки Биньямина Нетаньяху в Москву. Целью премьера было напомнить о поставленных Израилем «красных линиях». «Иран пытается на постоянной основе закрепиться в Сирии с военным присутствием на суше и на море. Кроме того, он стремится постепенно открыть против нас фронт на Голанских высотах, — отметил Нетаньяху 5 марта на заседании Совета министров. — Я сообщу президенту Путину о категорическом неприятии Израилем такой перспективы».


В кабинете на первом этаже канцелярии премьера в Иерусалиме директор Министерства разведки Чагай Цуриэль проводит пальцем по линиям на карте Ближнего Востока. Он чертит полумесяц, шиитскую ось, от Средиземного моря до Красного. Именно такие гегемонистские планы Израиль и суннитские державы приписывают Ирану. По словам этого бывшего представителя руководства Моссада (он проработал там почти 30 лет), Израиль тревожит возможное строительство постоянных иранских военных структур на территории Сирии.


«Усиление Ираном шиитской оси, особенно после падения Алеппо, представляет угрозу не только для безопасности Израиля, но и для суннитского большинства в Сирии, суннитских стран региона и суннитских меньшинств в других странах, например, в России и Китае, — говорит он. — Нельзя позволить «Хезболле» и Ирану закрепиться в Сирии. Мы должны утвердить то, чего нельзя допустить. В частности, появления иранской военной или морской базы в Сирии. То есть, долгосрочного присутствия».


Эта иранская база стала новым кошмаром Израиля. После подписания и ратификации США соглашения по иранской ядерной программе в 2015 году Исламская Республика перестала упоминаться во всех выступлениях Нетаньяху. Тем не менее, появление в Белом доме Дональда Трампа (он намекает на перспективы тесного сотрудничества двух стран против Тегерана) и изменение ситуации в Сирии вновь делают Иран приоритетным врагом в израильской внешней политике. В ходе церемонии в Министерстве иностранных дел 6 марта Биньямин Нетаньяху назвал Иран «самым большим генератором терроризма в мире».


За несколько часов до вылета, во время четвертого уже по счету допроса в полиции по подозрению в коррупции, Нетаньяху разрешили прерваться, чтобы ответить на звонок. На другом конце был Дональд Трамп. Лидеры двух стран обсудили в частности Иран. В ходе встречи в Белом доме 15 февраля глава израильского правительства пытался убедить Трампа, что США заинтересованы в признании аннексии Голанских высот, откуда Израиль следит за юго-западом Сирии.


Эта телефонная беседа должна была придать Нетаньяху больше веса перед поездкой в Москву к Путину. Оба лидера хорошо знают и высоко ценят друг друга. С сентября 2015 года они трижды общались в Москве и один раз на конференции по климату в Париже. «Премьер мечтает добиться российских обязательств по поводу будущего ухода «Хезболлы» и иранцев из Сирии или хотя бы официального принятия его обеспокоенности, — отмечает Бенедетта Барти из Института исследования национальной безопасности в Тель-Авиве. — Но у Израиля мало рычагов в этом диалоге. Сегодня Россия нуждается в их присутствии в Сирии».


Как бы то ни было, израильское военное руководство было впечатлено тем, как России удалось взять Сирию под контроль с достаточно ограниченными средствами, и считает, что Москва в состоянии в случае необходимости призвать к порядку другого покровителя режима Асада. «Россия и Иран вместе работают в Сирии, однако у них не обязательно одинаковые интересы и взгляды, — подчеркивает Чагай Цуриэль. — Если Москва хочет сегодня добиться pax russiana, ей потребуется привлечь США и прочих неподконтрольных ей игроков для обеспечения стабильности. Не думаю, что ей нужны растущие трения между Ираном, «Хезболлой» и Израилем. Должен отметить, что она никогда публично не одобряла передачу Сирией современного оружия «Хезболле». Кроме того, ей, без сомнения, нужны более высокие цены на нефть, что означает нежелательность окончательной ссоры с Саудовской Аравией».


К тому же, Израиль хочет продолжить сотрудничество с Россией в сирийском воздушном пространстве, где он регулярно проводит вмешательства для предотвращения передачи тяжелого оружия «Хезболле». Шиитское движение прилагает усилия в трех направлениях: высокоточные ракеты с прицелом на собственное производство, ПЗРК для противодействия израильскому превосходству в воздухе и противокорабельные снаряды против израильского флота в море или даже портах. Как сообщают израильские источники, у «Хезболлы» имеются ракеты типа «Яхонт» российского производства дальностью в 300 километров.