Захлестнувшую Вашингтон антироссийскую истерию надо остановить, пока она не нанесла серьезный и непоправимый ущерб американской внутренней политике и репутации США на международной арене. Даже прошлогоднюю встречу главного раввина России и работавшего в Trump Organization адвоката (сегодня он занимает высокий пост в Белом доме, но не имеет никакого отношения к внешней политике) представили как некое зловещее шпионское совещание. Это указывает на то, что истеричная риторика выходит из-под контроля.


На занятиях по международным отношениям меня всегда учили, что работа дипломатов заключается в том, чтобы проводить как можно больше встреч с представителями внутриполитического истэблишмента страны пребывания по широкому кругу вопросов. Дипломаты должны понимать ключевые течения в законодательной власти и внимательно анализировать, что могут сделать в политической сфере перспективные кандидаты на высокие посты, и как это отразится на их родной стране. Не должно быть ничего неподобающего и неприличного в том, что американские официальные лица, законодатели и эксперты обмениваются мнениями с послами и дипломатами из других стран, будь это страны-союзницы, партнеры или даже соперницы. Это в полной мере относится и к российскому послу в США Сергею Кисляку. Попытки представить обычную дипломатическую деятельность в виде какого-то подлого заговора грозят закрыть те немногие каналы активного общения, которые еще остаются между США и Россией, по-прежнему являющейся ключевым игроком на мировой сцене. Более того, игра в догонялки, когда сенаторы и прочие деятели наперебой хвастаются тем, что никогда не встречались с Кисляком, выставляя это как признак своей идеологической чистоты (а потом оказываются в неловком положении, когда из архивов появляются фотосвидетельства их встреч с российским послом), выглядит очень глупо и пошло.


Бывшие американские послы в России Майкл Макфол и Джон Байерли (John Beyrle), которые работали в качестве главных посланников Америки и личных представителей президента в годы правления Обамы, настойчиво и последовательно призывают к благоразумию в этих вопросах. Они предупреждают (может быть, тщетно), что долгосрочным интересам США вредят заявления о том, будто контакты между американскими официальными лицами и российскими дипломатами являются актом предательства или преступлением. У России по-прежнему мощный ядерный арсенал, и она является важным игроком на просторах Евразии. Попытки установить каналы общения с новой администрацией и выявить возможные области совпадения интересов и противоречия — это вполне здравая и оправданная дипломатическая работа.


Если бы русские не пытались сыграть какую-то роль в выборах 2016 года, и если бы победу на них одержала Хиллари Клинтон, эта проблема вообще бы не возникла. Но в сложившейся обстановке необходимо полностью деполитизировать любые расследования обстоятельств произошедшего в прошлом году. Расследование должно быть выведено из сферы политики, и его ни в коем случае нельзя рассматривать как инструмент, позволяющий изменить результаты выборов 2016 года или отменить назначения Трампа в кабинете, с которыми не согласна партия меньшинства. Я считаю, что нам нужна беспристрастная и внепартийная экспертная комиссия, чтобы проанализировать случившееся с учетом всех обстоятельств, а не превращать это в долгую тяжбу; а также чтобы выполнить гораздо более важную задачу — не допустить новых случаев подобного рода. Наверное, целесообразно систематизировать новые стандарты, попадающие в сферу рассмотрения такой комиссии с учетом того, что средства массовой информации в мире сегодня более глобализованы, а политические консалтинговые фирмы работают намного активнее. Эти стандарты будут определять, какие контакты между американскими официальными лицами и иностранцами являются допустимыми, а какие нет. Когда такая комиссия будет создана, политикам следует сделать шаг назад и не мешать ее работе.


Полезным примером в этом отношении является Комиссия 11 сентября. После катастрофических терактов перед ней была поставлена задача понять, что случилось, а не действовать в качестве обвинителя. Педантичная работа по выяснению причин терактов и приведших к ним обстоятельств помогла отмести в сторону многочисленные конспирологические теории, которые начали циркулировать после 11 сентября, и положить конец инсинуациям с обеих стороны, которые были нацелены на то, чтобы обвинить в случившемся администрацию Клинтона, либо же оспорить легитимность администрации Буша. Работа комиссии помогла выявить ошибки, допущенные как при Клинтоне, так и при Буше, и сосредоточиться на заделывании обнаруженных брешей, дабы не допустить повторения крупных и разрушительных терактов на американской земле.


Но мы должны признать, что ущерб все-таки был нанесен. Сегодняшний политический климат гарантирует, что любой прагматический подход к разрешению споров между США и Россией невозможен. Похоже, что российско-американские отношения будет очень нелегко вытащить из той ямы, в которой они оказались. Соответственно, те люди в России, которые осторожно пытаются отыскать возможные сферы сотрудничества между Москвой и Вашингтоном, сегодня видят, что их позиции дискредитированы.


В последние годы многие аналитики предупреждали о ползучем стратегическом партнерстве между Москвой и Пекином, а также о том, что сближение России и Китая создаст реальные проблемы США. Несмотря на все те камни и стрелы, которые Москва пускала в нашем направлении, возможность убедить Кремль занять равноудаленную позицию между Вашингтоном и Пекином существовала. Но сейчас эта возможность быстро исчезает. Вернуть российско-американские отношения в некое подобие нормального русла было непросто, но сейчас это почти невозможно.


Николас Гвоздев — пишущий редактор National Interest, старший научный сотрудник Института исследований внешней политики (Foreign Policy Research Institute).


Изложенные в статье взгляды это личная точка зрения автора.