Информация из электронных писем Демократической партии и руководителя кампании Хиллари Клинтон, которую распространяли Wikileaks, не навредила тогда кандидату Дональду Трампу, даже наоборот. Он постоянно утверждал, что неважно, из какого источника информация, ведь речь идет о ее содержании. После инаугурации отношение Трампа к такой информации коренным образом изменилось. Теперь источники вдруг стали очень важны, настолько важны, что содержание больше не имеет никакого значения.

И снова Россия

Страх утечек в Белом доме сейчас настолько велик, что проверяются даже мобильные телефоны сотрудников, которые тайно могут отправить сообщения. Сначала разведка, затем ФБР — именно их ранее Трамп обвинял в умышленном раскрытии секретной информации враждебно настроенным СМИ. С тех пор, как издание «The New York Times» в середине февраля опубликовало статью, согласно которой члены предвыборного штаба Трампа имели контакты с российскими агентами, интенсивность этой позиционной войны существенно возросла. На ежегодной конференции консервативных активистов на прошлой неделе она достигла пика. Прежде всего под лавину критики президента попали «The New York Times» и CNN. 


Трамп сам с удовольствием создает материал для заголовков, когда в новостях доминируют неприятные или неудобные темы. В конце прошлой недели это коснулось в основном тех тем, которые особенно задевают президента: подозрения в том, что у его окружения были контакты с российскими властями, которые пытались манипулировать президентскими выборами в ноябре.

Разговор в кругу друзей?

CNN сообщала, что начальник штаба в Белом доме Райнс Прибус в разговоре с главами ФБР просил их публично назвать фальшивой статью «The New York Times» о якобы имевших место контактах с русскими. Но эта просьба, по-видимому, была отклонена. Многие обозреватели справедливо спросили, как Прибус мог не осознавать, что даже простой разговор на эту тему (в то время, как идет расследование ФБР) является нарушением правил, независимо от того, от кого исходила инициатива. Белый дом не нашел в этом ничего предосудительного.


Тем временем пресс-секретарь Шон Спайсер (Sean Spicer) решил превратить обычную пятничную пресс-конференцию в неформальную беседу со СМИ. Для этого, помимо стандартной группы журналистов, он пригласил и другие избранные средства массовой информации. Те, которые хорошо отзываются о Трампе. А журналистам «The New York Times», СNN, Politico и некоторых других изданий, которые критикуют Трампа, в доступе отказали.

Эмоциональные требования

Репортеры «Associated Press» и журнала «Time», которые узнали об отказе в доступе, немедленно бойкотировали мероприятие. Ассоциация корреспондентов в Белом доме громко протестовала вместе с другими СМИ и, конечно, заинтересованными предприятиями. Реакции Трампа долго ждать не пришлось. В субботу днем ​​он написал в Twitter, что в этом году он не посетит традиционный гала-ужин ассоциации. Об этом много говорили. Следовательно, уже гораздо меньше внимания уделяли разговору Прибуса с главами ФБР. И еще меньше внимания досталось республиканцу Дареллу Иссе, который в телевизионном шоу в пятницу сбросил небольшую бомбу: в деле Трампа и России он потребовал привлечения независимого следователя — и, если кратко, сказал, что министр юстиции Джефф Сешнс как близкий друг президента должен воздержаться от вмешательства в это дело.

Дарелл Исса, который ранее поддерживал Трампа, стал известным после скандальных расследований против администрации Обамы, он словно хищник — уже не отпустит, если почувствовал кровь. Неясно, будет ли так и сейчас. В ноябре ему едва удалось защитить свое место в Палате представителей, поскольку в округе подавляющее большинство проголосовало за Хиллари Клинтон. За его действиями также может скрываться политический оппортунизм.