Здание в центре Москвы, шестой этаж, зал с обшитыми деревом стенами. Сервант с хрустальной посудой, белые стулья Bourbon, на стене — большие часы с надписью Made in Korea, а за дверью — огромное число телохранителей. В такой обстановке гостей встречает человек, лишь изредка появляющийся на публике — Виктор Янукович — свергнутый три года назад президент Украины.


24 февраля 2014 года Янукович бежал в Россию. Сейчас ему 66 лет, последние годы не прошли бесследно — в лице он заметно похудел. В основном Янукович живет на юге, в Ростове-на-Дону. Однако два дня назад он приехал в Москву, чтобы рассказать о своем видении ситуации на своей родине, в Украине. «И я хочу объяснить, почему я поступил так, как поступил», — говорит он.


Разговор протекает в непринужденном ключе, ни одна горячая тема не миновала обсуждения, Янукович действительно готов к диалогу. Речь заходит о Вильнюсе и саммите ЕС осенью 2013 года, на котором он неожиданно отказался подписывать соглашение об ассоциации с ЕС и о восстании на Майдане, которое он тем самым спровоцировал. Упоминаются также посреднические усилия немецкого министра иностранных дел, перестрелки в центре города и его бегство.


Янукович даже сам себя не может убедить


Многое из того, о чем говорит Янукович, не ново, но некоторые подробности ранее известны не были. Однако главные новости этого вечера составляют вовсе не детали тех судьбоносных дней. А кое-что другое.


Ведь спустя три года после восстания на Майдане, в результате которого погибли более 100 украинских граждан и сотрудников правоохранительных органов, все еще нет ответа на важнейший вопрос: как мирный протест мог внезапно перерасти в кровавое уничтожение людей? Этот вечер в некоторой степени приближает нас к ответу.


Человек, сидящий за этим столом, наводит на размышления. И не из-за его политических взглядов, а из-за его поведения. Чем дальше заходит разговор, тем яснее становится: Янукович не уверен в себе, он сам себя не может убедить в том, о чем говорит. Он говорит медленно и пространно, теряется в мелочах, порой прерывает ход своих рассуждений. При этом он улыбается, и не ради притворства, а чтобы расположить к себе собеседника, ведь Янукович постоянно пытается заручиться его одобрением. Если дискуссию становится трудно вести, он путается в нестыковках и пытается выкрутиться из положения.


И вдруг становится ясно, что этот самый Виктор Янукович был «ведомым», что этот человек быстро начинает испытывать трудности, попадая в «тяжелую воду». Занимая пост президента своей страны, он явно оказался не в том месте, не в то время.


Это проясняется, когда Янукович заводит разговор о начальном этапе восстания на Майдане, главным образом, о событиях, произошедших в ночь на 30 ноября 2013 года. Почему уже тогда украинские спецподразделения спешили на Майдан и избивали дубинками митингующих — когда на площади находились лишь безоружные студенты? В ту ночь ранения получили около 80 украинских граждан.


Экс-президент вначале пытается перевести ответственность за произошедшее на «радикалов», которые якобы спровоцировали полицию. Отвечая на дальнейший вопрос на эту тему, он сменяет тон и вдруг начинает рассказывать об интригах в его собственном ближайшем окружении. О главе президентской канцелярии, который не поехал с ним в Вильнюс под предлогом болезни и вместо этого в Киеве взял бразды правления в свои руки, и сообща с олигархом Дмитрием Фирташем планировал разогнать Майдан. Янукович также рассказывает о руководителе Совета национальной безопасности Украины, уверявшего его в том, что в городе все спокойно.


Собственному бегству он придает все больше трагизма


Янукович утверждает, что сам якобы узнал о ночных столкновениях только 1 декабря, после первого сета своей утренней игры в теннис. Когда он хотел связаться с руководителем своей администрации, тот намеренно не отвечал на звонки и в то же время сообщил через СМИ о своей отставке — все для того, чтобы дистанцироваться от Януковича.


Таким образом, за спиной Януковича многие вели свою собственную политику. Это были люди, пользовавшиеся нерешительностью президента и допустившие эскалацию ситуации в Киеве. Не такое уж абсурдное объяснение.


Если засечь время, которое Янукович тратит на подробное обсуждение тех или иных тем и определить тем самым, что беспокоит его больше всего, то мы увидим, что лидирует обвинение экс-президента в том, что он в феврале 2014 года трусливо исчез из страны, а также ложное утверждение о том, что он якобы преумножил свои богатства, находясь на посту президента.


Своему бегству из Киева Янукович придает все больше трагизма. Мерзавцы «хотели убить меня и мою супругу», — вспоминает он: «я никому уже не нужен был живым». Он говорит о якобы 10 тысячах людей, окруживших его резиденцию на Днепровском водохранилище к северу от Киева, а также о кораблях, которые должны были атаковать со стороны водоема.


«Я не отказывался от своего поста»


«Я не отказывался от своего поста», — заверяет он. «Я был на Украине, меня просто отрезали от СМИ, заблокировали и охотились за мной по всей стране». Он рассказывает о том, как изначально отправился в Харьков, а затем оттуда полетел в Донецк на вертолете. О том, что там по указанию управления полетами военной авиации он вынужден был изменить свои планы, а Киев помешал взлету его самолета из Донецкого аэропорта.


О том, как он пытался добраться до Крыма наземным путем и чуть не попал в засаду у города Мелитополь. «Там поджидали 100 человек с двумя тяжелыми пулеметами. Они должны были отрезать путь моей колонне и всех расстрелять», — говорит Янукович. «Один из находившихся на блокпосту по телефону предупредил моих людей, так что мы своевременно остановились».


Януковичу трудно принять, что его бегство из Украины даже в России оценивают иначе, что здесь его считают трусом. Он не бежал от своей должности — почти умоляя, не устает повторять украинский экс-лидер.


Да, в Донецке он встретился с олигархом Ринатом Ахметовым и обсудил с ним все, что еще можно было обсудить. А именно — создание в другом украинском городе контрправительства, в конце концов, для этого у него уже набралась половина кабинета. Но и тут у Януковича снова находится оправдание, на этот раз даже вполне объяснимое: «Это привело бы к гражданской войне».


Янукович опровергает обвинения в коррупции


А все те богатства, которые ему приписывают? «Все ложь. У меня никогда не было иностранных счетов и земельных участков». Широко обсуждаемый дом на Киевском море ему якобы передал прежний президент Украины Леонид Кучма, а позже он его купил на свои сбережения. За три миллиона гривен или 200 тысяч долларов.


Он так долго и так запутанно повествует о связанных с этим домом отношениях собственности, что сам, в конце концов, теряет нить своего рассказа. То же самое случилось и с другим, гораздо более важным вопросом. Звучит он следующим образом: Действительно ли Вы рассматривали возможность ввода российских войск в Украину?


Нет, — отвечает Янукович. Путин не делал ему подобных предложений, и он сам не обсуждал это с Путиным. Оговоримся: вопрос звучал иначе. А еще есть фото письма, в котором он просил российского президента именно о такой помощи. Это письмо — фальшивка?


«Как бы сказать», — неохотно отвечает Янукович и, кажется, он уже готов сломать ручку, которую держит в руках. Затем он строчит записку на белом листе бумаги, лежащем перед ним, будто пытается выиграть время. «Нет, это не фальшивка, — наконец признает он: «но это не официальный указ о том, чтобы впустить войска. Это было заявление об их „использовании". Это разные вещи, я об этом письме уже давно забыл. К тому моменту у меня уже не было соответствующих полномочий, их у меня отобрали. Если бы я тогда еще был президентом, а в роли простого гражданина… в юридическом отношении это не имеет никакого смысла. Пытаться сейчас что-то откопать и приписать мне — это все фарс». Более спутанным разговор уже просто не может стать.


Хождение Януковича по лезвию бритвы практически вызывает сочувствие


Действительно, письмо датировано 1 марта 2014 года, когда Янукович уже был отстранен от должности. Однако на тот момент он продолжал настаивать на том, что является законным президентом. Текст письма абсолютно однозначен: «Как законно избранный президент… обращаюсь к президенту Россию с просьбой использовать Вооруженные силы Российской Федерации для восстановления законности, мира, стабильности и защиты населения Украины». Кремль подтвердил существование данного письма.


Изворотливость, которую Янукович демонстрирует этим вечером, практически вызывает жалость. Неужели он бы с удовольствием обо всем забыл? Как бы то ни было, обе стороны устраивает тот факт, что разговор заходит о личной жизни. «Нет, с Путиным я встречался лишь несколько раз. Я понимаю, мои проблемы — это не его уровень». Затем он рассказывает о своих путешествиях по России. О том, как помогает украинским эмигрантам и о своем старшем сыне, оказывающем ему финансовую поддержку. Младший сын Януковича утонул в озере Байкал в 2015 году. Он расстался со своей женой, на которой был женат 45 лет, и живет с сестрой своей бывшей кухарки.


И, конечно же, он рассказывает о своем хобби — теннисе. «Мне нравится играть в теннис, иногда я арендую теннисный корт, но сейчас у меня редко появляется возможность. Вы играете в теннис? Тогда можем назначить встречу…»


В какой-то момент даже его ассистентам надоедает этот разговор, они хотят домой. Янукович встает и дружелюбно пожимает мне руку. На столе остается листок бумаги, лежавший перед ним. На нем украинский экс-президент написал лишь одно слово: «Майдан».