15 февраля, в Москве прошла курдская конференция.


В этой встрече приняли участие представители Ирана, Ирака, Сирии и Турции, стран компактного проживания курдов.


Встречу, состоявшуюся в Москве, о которой российское государство якобы не знает, хотя знает об электронной переписке кандидатов в президенты США, курдские медиасайты назвали «курдской национальной конференцией».


Новости, анонсирующие это мероприятие, стали активно появляться после встречи, которую 27 января министр иностранных дел России Сергей Лавров провел в Москве с руководством Партии «Демократический союз» (PYD). Как известно, после уничтожения турецкими истребителями российского самолета, нарушившего границу 24 ноября 2015 года, PYD было разрешено открыть представительство в Москве.


Незадолго до этой встречи Турция наложила вето на участие PYD в конференции о прекращении огня в Сирии, которая состоялась 23-24 января в Астане.


На самом деле PYD и ее боевое крыло — Отряды народной самообороны (YPG) — одна из сторон, воюющих в Сирии. Но Турция возражает против того, чтобы организация, которая является сестрой запрещенной Рабочей партии Курдистана (РПК) в Сирии, выступала в качестве наземной силы США в борьбе против ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.). Турция неоднократно говорила, что против одного террориста нельзя построить сотрудничество с другим террористом, и твердит об этом до сих пор.


На этой почве Турция поссорилась с США, своим союзником по НАТО, и была вынуждена начать сотрудничество на поле боя в Сирии с конкурентом НАТО — Россией.


В августе 2016 года в рамках операции «Щит Евфрата», начатой вскоре после попытки переворота 15 июля, Анкара попыталась не допустить, чтобы PYD при поддержке США установила контроль вдоль всей границы с Сирией; так, благодаря соглашению, достигнутому с Россией, Турция дошла до Эль-Баба.


Сейчас для последующих шагов президент Тайип Эрдоган ждет от президента США Дональда Трампа отчетливых сигналов. На дальнейшую позицию Турции повлияет место PYD в новом плане борьбы с ИГИЛ, который Трамп поручил разработать Пентагону.


Но пока голова Трампа занята другими проблемами. Более того, уже на начальном этапе практически повсюду в серии скандалов, которые привели к отставке советника по национальной безопасности Майкла Флинна (Michael Flynn), возникают связи с Россией. Российская разведка ФСБ, как становится понятно, якобы была включена в процесс, при котором самое правое крыло американской политики захватило лидерство в рядах Республиканской партии и одолело демократов.


Следовательно, пока Трамп ждет Пентагон, а Эрдоган — Трампа, Владимир Путин намерен двигаться вперед.


Москва посредством гражданской войны в Сирии восстановила свое присутствие на Ближнем Востоке. Казалось, что с распадом Советов о ней забыли. Поэтому теперь она стремится усилить свои позиции и в рамках этого процесса отнять у США курдскую карту.


Иными словами, Россия желает лишить США курдской карты, Турция из оборонительной позиции пытается препятствовать РПК, а РПК не сидит сложа руки.


Интересная сторона московских встреч заключается в том, что Демократическая партия Иракского Курдистана (ДПК) во главе с Масудом Барзани (Mesud Barzani) отклонила приглашение на них. Другой примечательный момент: ДПК является ровесницей курдской Мехабадской республики, которая была создана в Иране, в 1946 году при поддержке Москвы (и смогла просуществовать два года), а отец-основатель ДПК Мустафа Барзани (Mustafa Barzani) несколько лет руководил своей партией в форме генерала Красной армии в одном селе близ Ташкента в Узбекистане при советском режиме. Но на данном этапе ДПК, конкурирующая с РПК, не желает вступать в противоречие ни с Турцией, ни с Ираном, ни с США.


Но знаете, что самое интересное?


Дата проведения московской встречи. Здесь мы тоже видим следы российской дипломатии.


Ведь именно 15 февраля, 18 лет назад, в 1999 году Абдулла Оджалан (Abdullah Öcalan, лидер РПК — прим. пер.) был пойман в Кении в результате совместной операции ЦРУ и Национальной разведывательной организации Турции (MİT).

 

Эту ситуацию, которая играет на нервах и Анкары, и Вашингтона, я не могу считать случайностью.


Еще один интересный аспект связан с тем, что на московскую конференцию были приглашены депутаты Демократической партии народов (ДПН) из Турции Осман Байдемир (Osman Baydemir) и Дилек Оджалан (Dilek Öcalan).


Какое-то время назад двое этих членов турецкого парламента были арестованы, а после дачи показаний выпущены из-под стражи, при этом сопредседатели ДПН Селахаттин Демирташ (Selahattin Demirtaş) и Фиген Юксекдаг (Figen Yüksekdağ) не подвергались аресту. Иными словами, даже отъезд этих депутатов за границу в условиях режима чрезвычайного положения с целью участия в этой встрече было бы полезно учитывать в политических расчетах.


Возможно, перед конференцией о будущем Сирии, которая состоится 23 февраля в Женеве, предпринимается попытка открыть новые дипломатические двери.


На данный момент у нас нет представления о том, какую позицию займет Анкара, если и США, и Россия пожелают, чтобы PYD тоже приняла участие в женевском процессе или, как минимум, в астанинских встречах, рискуя вытеснить из уравнения Турцию, у которой протяженность границы с Сирией составляет 910 километров.


Более того, чувствительный процесс, связанный с референдумом 16 апреля, в самом разгаре.


Поэтому я сторонник той точки зрения, что конференция в Москве особенно важна: она будет иметь решающее значение для формы, которую в ближайшем будущем примет не только Сирия, но и Ближний Восток.


Поживем — увидим.