Если кто-то забыл, 23 апреля и 7 мая французам предстоит избрать нового президента. 2017 год имеет огромное значение, но об этом не говорят: сейчас делается все, чтобы удержать избирателя как можно дальше от урн. Не видно никакого обсуждения основополагающих вопросов, которое позволило бы прояснить ситуацию по главным темам настоящего времени (а их предостаточно). Предвыборная кампания стала невидимкой.


Для сравнения, в феврале 2012 года Франсуа Олланду, которому наступал на пятки Жан-Люк Меланшон (Jean-Luc Mélenchon), пришлось отказаться от предложения о 75% налогообложении доходов более миллиона евро, чтобы сохранить преимущество среди левых. Кампания била ключом. Пять лет спустя ничего подобного нет и в помине, и не без причины: вместо того чтобы выставить один проект против другого, большинство кандидатов увиливают или же пытаются нащупать свою роль, словно у них ни в чем нет уверенности. Картина опасно поплыла.


Причем речь идет вовсе не о недостатке идей: праймериз прекрасно показали это с дебатами, которые могли быть долгими, но никогда не были пустыми. Сейчас же под вопросом оказалась способность кандидатов довести до конца идеи, которые они сами выложили на стол в попытке победить. Наиболее показательным тому примером служит Франсуа Фийон (François Fillon): триумфатор праймериз теперь борется за то, чтобы его просто услышали. И никто, наверное, даже он сам, сейчас не в силах сказать, действительно ли он отстаивает тот же проект, что и три месяца назад. Разгоревшийся с конца января скандал сильнейшим образом ударил по его способности представлять жесткий план подъема экономики страны.


Открытая дорога перед Ле Пен

 

На левом фланге предложения кандидата от Соцпартии окружены густой завесой тайны. Причиной тому ловушка, в которую угодил Бенуа Амон (Benoît Hamon). Его «желаемое будущее» на основании безусловного дохода и экологичности позволило ему победить на праймериз, но раз те охватили лишь часть левых, ему еще предстоит протянуть руку «зеленым», коммунистам и Жану-Люку Меланшону, если он надеется победить. Ему еще нужно дождаться их ответа, справиться с их недоверием, вести споры. То есть, терять время. И все это дает о себе знать: его проект не может сдвинуться с мертвой точки.


В центре Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron) мог бы воспользоваться ситуацией, чтобы заполнить пустоту, но верный своей стратегии основатель «Вперед!» продолжает говорить, как можно меньше из опасений удара слева, если он сместится слишком сильно вправо, или нападок справа в случае его слишком сильного ухода налево. Его кампания тоже топчется на месте. Можно утешать себя словами о том, что всерьез все начнется только 21 марта, когда станет известен окончательный список претендентов, только вот у одного кандидата с начала месяца уже есть готовый проект со 144 четкими предложениями, который она раскрывает без малейшего противодействия. У Марин Ле Пен нет конкуренции.