В Финляндии планируют ввести ограничения для лиц с двойным гражданством

В Финляндии готовят изменения в законодательстве, которые будут ограничивать предоставление должностей — особенно, военных должностей — лицам с двойным гражданством.

На практике вопрос двойного гражданства касается России.

Полиция безопасности Финляндии (Supo) считает, что из-за двойного гражданства человек может стать объектом давления.

Вопрос о двойном гражданстве сейчас широко обсуждается в Финляндии. Наличие гражданства нескольких стран − лишь один фактор, который может стать причиной оказания давления.

Русскоязычный финн и бизнесмен, ведущий торговлю с Россией, рассказывают, как их пытались запугать и завербовать. Они не называют свои имена, потому что не хотят раскрывать свою личность.

Ботинок в дверной щели

Журналистка Полина Копылова написала о случае оказания давления, который выбил ее из колеи. Yle описывает случай с русскоязычным финном. Он проживает в Финляндии и является предпринимателем.

Он не знает, кто стоит за случаем оказания давления.

«В восемь или девять часов вечера в канун нового года 2014-2015 в мою дверь позвонили. Ко мне частенько заходил за сигаретами сосед, поэтому и на этот раз я подумал, что звонит он. Я открыл дверь. Со мной заговорили на чистом русском языке, не употребляя грубых слов или угроз. Речь была самоуверенной и надменной. Мне сказали что-то, что испугало меня. Я попытался закрыть дверь, но в дверную щель просунули ботинок. Дверь все время держали в таком положении, что я не видел стоящих за ней людей, но закрыть ее не мог.

Смысл состоял в том, что мне посоветовали не проявлять излишней активности среди русскоязычного населения Финляндии, а заниматься своей работой. У меня ничего не спрашивали, и мне не дали ничего сказать. Они сказали, что если это до меня не дойдет, у моих близких и у моей мамы, проживающей в России, будут проблемы. Они рассказали также детали моих встреч с разными людьми за последнее время.

Они сказали, что не стоит за ними идти или сообщать куда-нибудь. Вопрос должен остаться между нами. Они захлопнули дверь. Я услышал, что их было по крайне мере двое».

«Впоследствии я подумал, что в течение некоторого времени за мной следили. Эти люди знали мой адрес, адрес моей мамы в России, мои контакты и то, чем я занимаюсь. Я пришел к выводу, что они собирали сведения обо мне. Они также знали, что в тот вечер я буду дома один.

Я не знаю, кто за этим стоит. Я не сообщил об этом властям. У меня не было никаких доказательств, настолько это была профессиональная работа. Я не записал разговор на диктофон. Наверное, они были в перчатках. Угрозы не были прямыми, они только дали понять, что у меня и у моих близких здесь и в России могут возникнуть проблемы.

К тому времени я уже два года занимался вопросами интеграции русскоязычного населения в Финляндии. Я не занимался политикой. Это может означать, что речь не идет об оказании давления официальными органами России. Может быть, речь шла о мести предыдущего работодателя. Может быть, у какого-то местного деятеля есть интерес в оказании влияния на русскоязычных. Если бы какие-нибудь политические силы попытались иметь дело со мной, они, скорее всего, пригласили бы меня в ресторан и там дали понять, что не следует продолжать мою деятельность».


«Меня раздражает та истерика в отношении двойного гражданства, с которой обсуждают этот вопрос. Каждое государство, считающее себя сверхдержавой, пытается оказывать влияние за своими рубежами. Надо научиться признавать, что так оно и есть. Надо подумать, как защитить себя от этого, вместо того, чтобы размышлять над тем, надо ли наказывать людей с двойным гражданством. У меня самого двойное гражданство. России я, как и большинство остальных людей с двойным гражданством, не приношу пользы. Для России важными объектами являются финские политики и представители деловых кругов».


Попытка вербовки в сфере торговли с Россией

Долго проработавший в сфере бизнес-технологий ветеран торговли с Россией рассказывает о попытках вербовки в конце 1980-х.

«Я учился в высшем техническом учебном заведении в Советском Союзе. Один из моих приятелей после окончания учебы захотел узнать, что я делаю в большой финской фирме, занимающейся технологиями. Он попросил прислать ему информацию. Я поступил достаточно мудро и послал ему только проспекты, переведенные на русский язык, и перечень того, чем мы торгуем. Там, конечно, не было никаких секретов.

Я довольно часто ездил в командировки. Мой приятель жил в тысяче километров от Москвы, но на удивление часто случайно оказывался в то же самое время в командировке в Москве. Мы ходили в ресторан обедать, и если я приезжал на выставку, он тоже был там со мной».

«Однажды в Москве проходила большая выставка бизнес-технологий. Как обычно, якобы случайно, мой приятель приехал в Москву по делам. Он работал в одном технологическом учреждении, подведомственном министерству. Один из посетителей представился заместителем министра. Было, однако, похоже на то, что он абсолютно не разбирается в технологиях, и с ним невозможно было разговаривать ни о продукции, ни о технологиях.

Заместитель министра захотел встретиться со мной. Можно было бы ожидать, что встреча должна была быть подготовлена заранее, или что он хотел бы встретиться с более серьезными людьми. Ведь я на то время был всего лишь инженером по экспорту.

После той встречи мой приятель приступил к делу, предложив мне зарабатывать деньги промышленным шпионажем. Он гарантировал, что ни один советский таможенник никогда не остановит меня для проверки на границе. Если я буду передавать информацию за деньги. Я был потрясен. Я считал его хорошим и надежным другом».

«Я был очень оскорблен и категорически отказался от предложения. Наше знакомство на этом закончилось, и я больше не захотел иметь с ним никаких дел.

В Финляндии каждая организация, занимающаяся технологиями, имеет контактное лицо в официальных органах. Я доложил, что была предпринята такая попытка. Никаких действий со стороны властей за этим не последовало».

«Я считаю, что по поводу двойного гражданства сделаны вполне разумные предложения. Двойное гражданство − лишь один вопрос в очень длинном списке. Лица с двойным гражданством, как, впрочем, и остальные, могут создавать определенные риски, связанные с информационной безопасностью. Бизнесмен может попасться на еще более серьезный крючок, если ведет аморальный образ жизни или живет не по средствам во время поездок. С точки зрения другого государства, это очень хорошая возможность для оказания давления. Важно, чтобы человек, попавший в такую ситуацию, знал, куда обратиться, и решился это сделать. Каждая организация и фирма должна разъяснять, как действовать в такой ситуации».


Свяжитесь с официальными лицами

Редко кому из финских граждан или людей с двойным гражданством довелось испытать что-то подобное.

Что следует предпринять, если вы стали объектом оказания давления?

Ответ, пришедший по электронной почте от Полиции безопасности, лаконичен:

«Важно безотлагательно связаться с официальными лицами».

Того же мнения придерживается специалист по вопросам безопасности Йенс Сяуняярви (Jens Säynäjärvi).

«Контакт с иностранным государством или попытка беседы может показаться неприятной или угрожающей, даже если их целью не является угроза. У нас в Финляндии есть один-единственный специалист, который может помочь в этом вопросе — Полиция безопасности. Можно, конечно, обратится и в местную полицию», − говорит руководитель фирмы Säynäjärvi it, занимающейся вопросами кибербезопасности.

Журналистка Эйлина Гусатински (Eilina Gusatinsky) считает, что давление на русскоязычных финнов оказывается редко. Приведенные выше случаи являются единичными.

«Его же не принуждали к сотрудничеству. Главной целью было помешать созданию в Финляндии серьезного органа для русскоязычных, который мог бы способствовать интеграции и отделить русскоязычных финнов от Кремля», − говорит Гусатински.

Что означает требование верности России?


Полиция безопасности уже давно выражает беспокойство по поводу зависимости лиц с двойным гражданством. В сентябре она сделала следующее заявление парламентской комиссии.

«С точки зрения противодействия разведывательной деятельности вопрос двойного гражданства имеет важное значение. Например, все граждане России, независимо от того, имеют ли они двойное гражданство, обязаны по российским законам оказывать содействие службам безопасности России».

Это, однако, не означает, что граждане России должны передавать все сведения по требованию службы безопасности.

«В соответствии со Статьей 51 Конституции РФ можно отказаться от дачи показаний, направленных против себя или своих ближних. Или сохранять молчание до прибытия адвоката», − говорит юрист Анна Фомина из движения «Команда 29».

Фомина объясняет, что гражданин России, проживающий за границей, может принуждаться к оплате налогов или алиментов на родине, а также может быть обвинен в государственной измене или в шпионаже.

В соответствии с новым законом, гражданин России может быть обвинен в совершении преступления, если он не сообщил властям об известном ему или готовящемся преступлении. Это касается, например, ситуации, когда гражданин имеет информацию о человеке, входящем в запрещенную в России террористическую организацию, но не сообщает об этом в полицию.

О первом прецеденте стало известно 6 января. На жителя Астрахани был наложен штраф в 70 тысяч рублей.