Это кошмарный сон всех начальников секретных служб. Фото начальства, вплоть до руководителей третьего уровня, снятое с такой резкостью, что любой может идентифицировать каждого агента. И друг, и враг.


На фотографии запечатлена «верхушка» российской службы внутренней разведки ФСБ, данный снимок был сделан в конце 2008 — начале 2009 года по окончании заседания по вопросам стратегии в бывшем санатории КГБ недалеко от Москвы.


Сидящий в первом ряду, второй слева — Александр Бортников — глава ФСБ с мая 2008 года. В том же ряду через четыре человека от него — личность, чьи руки, по мнению западных спецслужб, запятнаны кровью: Николай Патрушев — предшественник Бортникова, получивший пост председателя Совета безопасности Российской Федерации, — своего рода координатор разведки.


Считается, что именно он в 2006 году отдал приказ отравить радиоактивным полонием бывшего офицера КГБ Александра Литвиненко, который якобы перешел на сторону британской службы разведки.


В последнем ряду стоят 14 молодых офицеров, почти все они имеют звание полковника — резервы руководства ФСБ. Один из них ушел из ФСБ с выяснением отношений, в 2012 году бежал из России и с тех пор за ним охотятся как за предателем.


Этот человек предоставил снимок немецкому эксперту по службам разведки и режиссеру Эгмонту Коху (Egmont Koch) в качестве одного из нескольких оснований для подтверждения своей личности. Кох конспиративно встречался с бывшим агентом в нескольких странах и провел с ним в общей сложности 15 часов интервью («Холодная война Путина — докладывает российский шпион», ZDF Zoom, среда, 8 февраля, 22.45)


«Игорь» — такое имя носит персонаж в фильме Коха — был начальником департамента и полковником ФСБ, ответственным за контроль оппозиции в Северном Кавказе, мусульманском регионе Российской Федерации. Под его руководством находились 50 сотрудников и 400 шпионов. По словам «Игоря», несмотря на то, что его департамент относился к службе внутренней разведки, его сотрудники принимали участие в операциях за рубежом.


Агент утверждает, что ФСБ содействовало проникновению в Германию, а также в другие европейские страны, мусульманских шпионов. «Игорь» рассказывает, что и на него была возложена определенная ответственность:


«Если бы я был главой немецкого Ведомства по защите конституции, я бы сказал своим сотрудникам, чтобы они обратили гораздо более пристальное внимание на молодых спортсменов из Чечни, прибывших в страну в качестве беженцев и теперь скромно и неприметно здесь проживающих. Для некоторых из этих спортсменов мы сфабриковали документы. Мой департамент принимал в этом участие. Мы изготавливали фальшивые справки о наличии судимости, о полицейских расследованиях и так далее, чтобы они могли получить убежище на Западе. Так они могли предоставить доказательство того, что являются жертвами политического преследования».


Тысячи чеченцев из года в год приезжают в Германию. Многие бегут от зверств диктатора и путинского любимчика Рамзана Кадырова и его приспешников. Кто из них имеет отношение к сети «кротов» путинской службы внутренней разведки, трудно сказать.


Ханс-Георг Маасен (Hans-Georg Maaßen), президент Федеральной службы защиты конституции, в фильме Коха дает тревожную оценку ситуации. По его словам, «очевидно, что, если в поиске убежища в Германию прибывает огромное количество беженцев из кавказского региона, то российским разведывательным службам уж точно известно об их передвижениях по России. Либо их передвижения осуществляются при поддержке этих служб».


Представитель чеченской оппозиции Рубати Мицаева, в 2002 году бежавшая из Чечни и с тех пор проживающая в Германии, дает аналогичную оценку ситуации: «За последние пять лет в Германии появилось много представителей ФСБ. Я думаю, что каждый второй чеченец здесь работает на ФСБ».


С каким заданием? Речь идет лишь о присмотре за чеченскими оппозиционерами? В конце октября прошлого года в пяти федеральных землях Германии устроили облаву на 14 чеченских беженцев. Их подозревают в содействии террористической сети исламистов ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России — прим ред.).


Являются ли подозреваемые в поддержке ИГИЛ членами чеченских разведывательных войск ФСБ? Призваны ли они, будучи оружием пропагандистской войны Путина, настроить Германию против беженцев и посеять страх среди населения? И если да, то каким образом?


Ханс-Георг Маасен в фильме Коха на данную тему говорит следующее: «У меня такое впечатление: раздувать страхи — это не цель российской стороны, а всего лишь средство. Целью является создать трудности для правительства Германии, а отчасти, может быть, дестабилизировать страну».


«Игорь» тоже убежден в том, что он и его департамент были инструментами психологической военной операции, которой Путин ознаменовал начало новой холодной войны против Европы. «С помощью незначительных, но эффективных подлостей, таких как кампании дезинформации, распространение лжи» Путин пытается создать в Германии обстановку «постоянного беспокойства в обществе».


Канцлер Германии Ангела Меркель на личном опыте убедилась в этом в 2007 году во время посещения резиденции Путина в Сочи на побережье Черного моря: «Мои коллеги неоднократно предупреждали о том, что госпожа Меркель боится собак». Именно поэтому Путин разрешил своей собаке обнюхать Меркель. «Это было унижением в высшей степени».


Офицеры российской службы внутренней разведки ФСБ в 2008 году: «Дестабилизировать страну».