Отрезок времени с 1296 по 1298 годы по солнечной хиджре [т. е. по иранскому солнечному календарю, что соответствует 1917-1919 гг. григорианского календаря, прим. перев.] — это период как будто «забытый» в истории Ирана. Это период, приходящийся на завершающий этап истории Первой мировой войны — войны, в которой сам Иран вроде бы и не участвовал, но, тем не менее, подвергся вторжению иноземных войск. И в результате понес ущерб, сопоставимый с тем, который понесли сами страны, участвовавшие в войне.

 

В этот период времени оккупационные силы Великобритании, совершая прямую военную интервенцию на иранскую территорию, еще и навязали стране свою экономическую политику, и, таким образом, спровоцировали величайший в истории Ирана голод. Ситуацию обострило также то, что страна в данный период страдала еще и от засухи. Британская армия, скупая огромное количество зерна и продовольствия, вывозила его за пределы Ирана, так что и без того скудные продовольственные запасы становились недоступными населению. А то, что оставалось внутри страны, шло на внутренний рынок по баснословно высоким ценам. Кроме того, англичане еще и препятствовали импорту продовольствия в Иран из соседних либо более отдаленных стран, а, кроме того, еще и уклонялись от внесения платы за добываемую на территории страны нефть. На самом деле, британцы использовали голод как средство господства над страной, в результате чего создалась ситуация, которую вполне можно охарактеризовать как «геноцид».

 

К сожалению, этот важный и в то же время поучительный для истории Ирана период не удостаивается заметного внимания. И даже многие, относящиеся к этому периоду события до сих пор не занимали видного места в учебниках и учебной литературе по истории для школ и университетов, пока наконец только в последние годы Абуль Касэм Талеби не запечатлел небольшой отрывок из этого полного страданий и невзгод в истории Ирана периода на кинопленку и не снял свой фильм. Фильм, который, однако, также не был встречен с заслуживавшим его вниманием со стороны государственных чиновников и ответственных лиц. И по этой причине отдел научных исследований издания «Kayhan», основываясь на данных книги под названием «Большой голод» Мохаммеда Кули Моджеда, принял решение опубликовать документальный отчет об этом периоде в истории Ирана, периоде, на который пришелся самый большой и ужасающий в истории страны голод. Это составило целую летопись о событиях, которые автор упомянутой книги совершенно справедливо и оправданно назвал «подлинным Холокостом».

 

Кинга «Большой голод» стала авторизованным переводом более раннего труда Мохаммеда Кули Моджеда, иранского исследователя, живущего ныне в Америке: та работа имела название «The Great Famine and Genocide in Iran 1917-1919». При поддержке Фонда политических и научных исследований книга поступила в продажу. В этой книге автор стремился уделить как можно больше внимания описаниям этого важного фрагмента из истории Ирана, опираясь на опубликованные документы, доклады и отчеты архива Госдепартамента США, а также на факты, свидетельства и сообщения, появлявшиеся в газетах того времени, и также — на воспоминания офицеров и командующих английскими войсками, находившихся в Иране в период Первой мировой войны. Вскоре этот документальный отчет будет опубликован в дальнейших выпусках издания. При этом будет надежда на то, что, с изучением всех фактов и документов, мы сумеем убедительно доказать, что западные государства совершали настоящие преступления в Иране того периода, и будет пройден путь созидания и процветания Ирана, а зарубежные государства, в свою очередь, перестанут надеяться на то, что они смогут когда-либо эксплуатировать внутреннюю мощь и силу страны.

 

Большой голод 1917-1919 гг. — несомненно, колоссальная трагедия в истории Ирана, и она намного превосходит все те трагические события, которые имели место прежде. В данном исследовании демонстрируется, что от 8 до 10 миллионов иранцев, или же от 40 до 50 % всего населения Ирана, погибли либо умерли по причине голодания, а также болезней, проистекающих от постоянного недоедания. Для сравнения, заметьте себе, что число военных потерь всех стран, вовлеченных в Первую мировую войну, составило 8,5 миллиона человек. То есть потери Ирана, по крайней мере, не меньше, чем общие потери всех стран-участников войны, или даже больше, чем общее количество погибших на всех фронтах Первой мировой. Несомненно, что якобы «нейтральный» Иран стал самой большой жертвой войны. Однако «Большой голод» в Иране стал одним из самых больших подобных трагедий в новой истории человечества, и совершенно точно, что эта самая большая трагедия в истории ХХ века так и осталась неизученной и не исследованной до конца. История Ирана в годы Первой мировой войны, а также после нее, не может быть понята, если не будет принято во внимание все то, что происходило с 1917 по 1919 годы в этой стране. В ХХ веке от ужасающего голода, вызванного войнами, пострадали также и другие страны юга Азии. Пожалуй, самым показательным и ярким примером стал голод 1943 года, царивший в Бенгалии, в результате которого погибло от 3-х до 5 миллионов человек. Эти события довольно детально изучены и описаны в недавно опубликованных книгах. Но самой примечательной, и, в то же время, страшной деталью голода, царившего в Иране в 1917-1919 гг., стали его размеры именно в относительном измерении: голод, постигший в 1943 году Индию, унес жизней от 3-х до 5 миллионов человек из всего 300-миллионого населения Индии, тогда как от голода в Иране в Первую мировую погибло от 8 до 10 миллионов человек, при том, что население тогдашнего Ирана составляло 18-20 миллионов.

 

Лев Мирошников, русский историк-исследователь, так описывает ужасающий голод, постигший Иран: «Первая мировая война принесла Ирану много несчастий и лишений. В результате событий, связанных с войной, пострадало очень много районов страны. Десятки тысяч иранцев становились в них жертвами голода или умирали от болезней, связанных с ним, помимо тех, кто погибал в результате боевых действий. Даже сейчас очень сложно взглянуть на историю страны и сказать, мог ли Иран понести тогда меньше убытков и потерь… Защитить национальный суверенитет от посягательств со стороны крупных держав оказалось тогда невозможным. Каждая из них видела тогда в Иране награду или лакомый кусок для себя в своих стремлениях расширить колониальные владения или сферы влияния». В докладе, который был представлен 6 декабря 1920 г. иранской делегацией на Генеральной ассамблее Лиге наций, было сказано следующее: «В начале войны 1914-1918 гг. государство Иран, в продолжение своей исторической традиции, официально объявил о нейтралитете… Однако, несмотря на свой нейтралитет, в продолжение всего этого мирового бедствия, сам превратился в арену набегов и столкновений. Богатейший урожай его северных и северо-восточных провинций подвергся переделу, разграблению и расхищению со стороны турецких и российских сил. Бедствия и невзгоды, связанные с войной, распространились по всей территории Ирана, от города Маку, расположенного в самой северной части провинции Иранский Азербайджан, до населенных пунктов на юге страны. Города и села предавались огню и сжигались, сотни тысяч человек покидали свои дома и хижины навсегда и пускались в скитания, и затем эти люди гибли от голода, холода и морозов вдали от своих домов и родных мест. В городе Тегеран, с населением 500 тысяч человек, 90 тысяч человек стали жертвами голода, поскольку беженцы и мигранты перекрыли и отрезали основные коммуникации и пути подвоза продовольствия в окрестностях. Всем правительствам и кабинетам, которые за годы войны побывали у власти, испытывали подобные катастрофические проблемы, которые в конечном итоге проистекали от нарушения нейтралитета Ирана. Самые плодородные районы и провинции страны, подобно Мазандерану, Гиляну и Азербайджану, а также Хамадану и Керманшаху, которые всегда обеспечивали население страны продовольствием, и в которых в изобилии выращивались все злаки, такие, как рис и кукуруза, по причине нехватки рабочих рук и недостаточной безопасности, не смогли поставить стране необходимое продовольствие. Голод, этот разрушительный бич, был настоящим хозяином положения во многих районах страны, и повсюду сеял смерть и разрушения. С великим сожалением и прискорбием необходимо констатировать, что масштаб человеческих потерь Ирана также был велик, как и экономические потери, — 300 тысяч человек погибло от рук нападавших». В данном же исследовании утверждается, что население Тегерана уменьшилось с 500 до 200 тысяч человек, и потери его в результате голода и болезней по крайней мере, в три раза выше, чем та цифра, которая была приведена в вышеупомянутом докладе.

 

Харольд Никсон, в изданном в 1934 г. жизнеописании лорда Джорджа Н. Керзона, министра иностранных дел Великобритании, писал: «Иран в годы войны понес такие потери и испытал такое насилие, которое не коснулось ни одной другой нейтральной страны». До августа 1941 г. об этом вообще старались не вспоминать, и эти бедствия были почти совсем забыты. Некоторое количество информации об этом времени можно найти в американских дипломатических документах, которые относятся к периоду вторжения английских и русских войск в Иран [речь идет о вводе войск Великобритании и СССР в Иран в августе 1941 г. — прим. перев.]. Например, вот запись от 13 августа 1941 г., в донесении, которое было написано советником государственного секретаря по делам Ближнего Востока, на имя Самнера Уэллса, заместителя Государственного секретаря США: «В ходе прошедшей войны, Иран, несмотря на объявленный им нейтралитет, подвергся нападению великих держав, и это стало подлинной катастрофой, которая постигла народ Ирана. Предположительно, в период Большого голода 1917-1919 гг., который возник в результате действия целого ряда факторов и кризисных условий, погибло около одной трети населения Ирана». Отмечая, что население Ирана после пережитого голода составило к 1919 г. около 10 миллионов человек, автор вышеприведенного документа, таким образом, косвенно подтверждает, что погибло и умерло 5 миллионов человек. Однако в приведенном нами исследовании говорится, что истинная картина потерь была намного хуже. Мохаммед Шайесте, посланник Ирана в Вашингтоне, в записке на имя главы Государственного департамента США, Корделла Халла, от 21 августа 1941 г., которая содержит ответ Ирана на ультиматум, выдвинутый Великобританией и СССР, написал следующее: «Иранцы помнят о бедствиях прошедшей войны, и о тех невероятных и ужасающих потерях, которые понесла страна в результате голода и распространения эпидемий, вызванных иностранной интервенцией». После этого, те трагические события снова были надолго преданы забвению.


Иран в Первой мировой войне

 

Колониальные захваты Великобритании на огромных территориях, простиравшихся от Индии до Египта, в годы Первой мировой войны, стали примером крупнейших колониальных захватов в истории человечества, о чем в целом написано и сказано еще очень мало. А в том, что написано, знаний и информации об этом содержится также очень мало. Та жестокая война продолжалась четыре года и принесла колоссальные потери в сотни тысяч жизней (среди турок, среди арабов и индусов, которые воевали за Великобританию, а также среди иранцев). Вместе с тем, в исторических и научных трудах, посвященных Первой мировой войне, никто не указывает и не вспоминает о миллионах жертв в результате голода и болезней. Эта проблема не является предметом особого интереса со стороны историков и университетских исследователей, работающих на Западе. Из-за того, что историю пишут победители, исказить события прошлого и неверно их представить очень легко. Уже прошло примерно 100 лет, как «история» Первой мировой в странах Ближнего Востока реконструируется как история «освобождения» арабских народов от власти турок-османов, в которой были задействованы романтические полулегендарные фигуры вроде «Лоуренса Аравийского». А о странах, которые лежали на «периферии», вроде Ирана, никто даже и не упоминает. Уже прошел почти целый век, как история стран Ближнего Востока, в частности, Ирана, в годы Первой мировой войны, остается тщательно скрываемой при намеренном утаивании фактов, и, напротив, путем распространения ложных сведений. Однако именно в контексте колониальных захватов периода Первой мировой войны Иран пережил одну из самых величайших трагедий в своей истории. Детальная история Ирана в Первой мировой войне выходит далеко за пределы сферы данного исследования, однако во втором разделе этой книги как раз дается описание боевых действиях на территории Ирана в 1914-1918 гг. Не следует удивляться тому, что боевые операции России, Великобритании, Османской Турции в Иране теснейшим образом связаны с событиями в Месопотамии, Палестине и Кавказе. И, таким образом, боевые действия на территории Ирана следует рассматривать в более широком контексте, нежели только история Ближнего Востока.