Если предположить, что страна действительно несет ответственность за нападение на демократию нашего государства, ответ на поставленный выше вопрос должен быть простым для большинства американцев. На самом деле, это ошибочно. Подрыв демократических прав суверенного государства в попытке проведения кибершпионажа — это очень серьезное преступление, не говоря уже о том, что это гораздо ниже стандартов моральной политики. Но обвиняя Россию во вмешательстве в президентские выборы 2016 года, мы забываем об одном ключевом моменте: Россия осуществила хакерские атаки не на выборы, а на избирателей. Возможно, кто-то не видит разницы, но для других она колоссальна.


Если вдруг так случилось, что последние несколько дней вы провели под непроницаемой гранитной крышкой, позвольте мне рассказать вам о событиях, связанных с этим огромным заговором. В июле 2016 года печально известный новостной ресурс WikiLeaks опубликовал ряд секретных писем, которыми обменивались несколько ключевых фигур Национального комитета Демократической партии (DNC). Электронные письма якобы были получены от анонимного источника. Помимо всего прочего, в этих письмах содержались неофициальная переписка DNC со средствами массовой информации, а также жестокое высмеивание кампании Берни Сандерса некоторыми ключевыми членами Демократической партии и особенно важная финансовая информация, касающаяся авторитетных доноров кампании Клинтон. Публикация этих сверхконфиденциальных писем выставила Демократическую партию в весьма незавидном свете и заставила уйти в отставку председателя демократов Дебби Вассерман Шульц (Debbie Wasserman Schultz), генерального директора Эми Дейси (Amy Dacey), финансового директора Брэда Маршалла (Brad Marshall) и директора по коммуникациям Луиса Миранду (Luis Miranda). Само собой разумеется, что после такого катастрофического нарушения демократы пытались оправиться от последствий этой атаки большую часть президентских выборов 2016 года.

 

Вскоре после утечки комитет демократов нанял частную охранную фирму Crowdstrike, чтобы расследовать необычную сетевую активность на ее частных серверах, которая могла привести к утечке. После детального расследования Crowdstrike заявили, что отследили утечку до двух атак на серверы DNC с кодовыми названиями APT 28, или Fancy Bear, и APT 29, или Cozy Bear. По словам Crowdstrike, злоумышленники продемонстрировали высокий уровень профессионализма в своей работе. Также они, предположительно, ответственны за подобные атаки в прошлом, которые приписывали российской военной разведке. Это положило начало хаосу и теориям заговора, которые царили в течение нескольких месяцев после атак на демократов. Несколько охранных фирм участвовали в том, что называлось детальным и тщательным расследованием атак на серверы партии, в то время как независимые исследователи из разных частей страны размышляли, что же может быть источником этих атак. В конце концов, в октябре прошлого года Департамент внутренней безопасности и Управление директора национальной разведки выпустили совместное заявление, в котором подтвердили подозрения, что Россия действительно осуществила серию атак на Национальный комитет Демократической партии в попытке помешать демократической процедуре в США.


После инцидента возникали одни дебаты за другими о том, действительно ли Россия была спонсором нападений на демократов, не являются ли спорными (если не ошибочными) отчеты охранных фирм вроде Crowdstrike и FireEye, и не утаивает ли правительство США дополнительные важные доказательства участия России в нападениях. Если посмотреть со стороны, доказательства против российской разведки на самом деле довольно убедительные. Тем не менее если более внимательно взглянуть на факты, то ситуация становится подозрительной. До сих пор не было никаких безоговорочных публичных доказательств, связывающих российское правительство с атаками на демократов, а факты, представленные частными охранными фирмами Crowdstrike и FireEye — по большому счету, косвенные. Однако, если закрыть глаза на эти дебаты и просто предположить на минуту, что атаки действительно спонсировало государство, почему никто не спрашивает, не ошиблась ли Россия в выборе метода саботирования выборов в США.


Если бы правительство России нашло загадочный способ взломать системы для голосования до проведения выборов, что привело бы к победе Дональда Трампа, все было бы намного проще. Выборы признали бы недействительными по факту нарушений, и действия России восприняли бы как явный акт агрессии. Однако все было не так. Россия не осуществляла хакерские атаки на сами выборы в США. Вместо этого она нацелилась на избирателей, ответственных за исход этих выборов. Она опубликовала конфиденциальный материал, который помог повлиять на конкуренцию и косвенно определить результаты выборов. При этом ситуация существенно осложнилась.


По мнению экспертов в области безопасности, есть много причин для хакерских атак. Одни хотят украсть личную информацию, другие — выдать себя за кого-то другого, третьи атакуют с целью финансовой наживы, четвертые — по политическим и этическим причинам. Когда дело доходит до этики, обоснование хакерства − достаточно простое. В мире ошибочного идеализма, где никто ничего не скрывает, полная и абсолютная прозрачность должна стать образом жизни. Такой взгляд на мир явно наивен, так как даже у законопослушных граждан есть то, что они предпочли бы сохранить в тайне, но это совсем другая история. Когда Россия взломала серверы Демократической партии, она не делала ничего, чтобы сфабриковать ложные доказательства или обвинить организацию в чем-то, чего та не совершала. Для широкого доступа был опубликован ряд писем, которые выставляют напоказ внутреннюю работу партии в совершенно прозрачной, но отвратительной манере. В мире, где наше право на личную жизнь больше не является основополагающим, где наши собственные спецслужбы прослушивают наши частные разговоры, в то время как влиятельные корпоративные организации делают все возможное, чтобы проникнуть в нашу личную жизнь, действительно ли нас так шокирует произошедшее?


Страшно представить, что произойдет, если наши частные дела вдруг выставят на всеобщее обозрение, если наши самые тайные разговоры внезапно будут открыты общественности. С Национальным комитетом Демократической партии произошло именно это, когда их весьма неэффективные и во многом устаревшие системы безопасности легко удалось взломать третьей стороне. Мы можем винить Россию в ее действиях, и в определенной степени мы обязаны это делать. Но, в конце концов, мы все должны взять на себя ответственность за то, насколько ленивой стала наша нация, когда дело доходит до обеспечения своего собственного права на неприкосновенность частной жизни.