Вслед за Эстонией и Латвией Литва тоже хочет построить забор на границе с Россией. То, что кажется защитой внешних границ ЕС, является также проявлением обеспокоенности по поводу соседа на востоке.


«Танки это сооружение не остановит, — сказала Раса Юкнявичене (Rasa Jukneviciene), бывший министр обороны Литвы, — однако внесет свой вклад в безопасность». Наряду с системами контроля, постоянный мониторинг приграничной территории также обеспечит двухметровый металлический забор, который Литва намерена построить вдоль зеленой границы с российским эксклавом Калининградом. Он должен способствовать сокращению нелегальной иммиграции и контрабанды, а также предотвратить «провокации».


Случай Кохвера


Что подразумевает подобная провокация, хорошо знают, например, в Эстонии. По заявлению Таллинна, на эстонской стороне границы в сентябре 2014 года российская секретная служба ФСБ задержала сотрудника Полиции безопасности Эстонии Эстона Кохвера (Eston Kohver). Россия утверждает, что Кохвер пересек границу нелегально и осуществлял шпионаж в России. После процесса, который, помимо всего прочего, резко критиковали в ЕС, в 2015 году Кохвер был приговорен к 15 годам тюремного заключения. Через несколько недель его обменяли на агента ФСБ, которого за шпионаж осудила Эстония.

 

Еще до Литвы Эстония запланировала строительство забора на тех участках границы с Россией, где нет никаких природных преград вроде рек или болот. Однако есть одна весомая административно-политическая проблема: демаркация границы с Россией еще не подтверждена в договоре. После долгих колебаний договор все же был подписан в 2014 году. Парламент Эстонии уже одобрил его в первом чтении, окончательное утверждение должно произойти одновременно с соответствующими действиями российского парламента.


Игра Москвы с границей


Однако, Дума тянет время и играет с балтийскими соседями в кошки-мышки. Первое чтение до сих пор не состоялось. Всего несколько дней назад министр иностранных дел России Лавров сказал, что правительство в общем готово к ратификации, но только тогда, когда двусторонние отношения будут «конструктивными». Договор изучается Комитетом Госдумы по международным делам, и он заявил, что риторика Таллинна сейчас не способствует улучшению отношений.


Кремль издевается над маленьким балтийским государством, потому что может позволить себе это без каких-либо последствий. В результате задержки ратификации Эстония не может построить свой забор вдоль признанной границы. До вступления в силу этого договора ее нельзя официально обозначить. С другой стороны, Россия в любое время может признать планы Таллинна по строительству забора «неконструктивными» и снова отложить ратификацию договора о границах.


Контроль миграции


В Латвии и Литве нет проблем с договорами о границах. Латвия уже начала строить забор на различных участках своей 276-километровой границы с Россией. Таким образом удастся обезопасить отрезки в по меньшей мере 90 км.


Здесь укрепление служит скорее для пресечения контрабанды и нелегальной иммиграции, а не для военной защиты. В 2015 году было зарегистрировано почти 500 случаев незаконного пересечения границы, но поток мигрантов все же не слишком велик, по сравнению с другими европейскими странами. Тем не менее в этом году число выросло по крайней мере в три раза, если сравнивать с предыдущим годом. По данным пограничников, речь шла преимущественно о вьетнамцах с правом проживания в России, которые из-за экономических проблем пытались попасть в ЕС.

 

Вид на Нарвскую крепость. Государственная граница России и Эстонии проходит посередине реки Нарвы

Однако в Риге опасаются, что Москва, если потребуется, может открыть шлюзы. То, что такой сценарий нельзя исключать, стало понятно в 2015 году, когда в Европе был зафиксирован самый большой приток беженцев. Неожиданно мигранты начали использовать так называемый арктический маршрут: тысячи людей пытаются попасть с российского Кольского полуострова на севере Арктики в норвежский Финнмарк и финскую Лапландию.


Учитывая материально-технические проблемы, связанные с этим маршрутом, — большие расстояния и трудный доступ к российской пограничной области — можно предположить, что к этому причастны и официальные органы. Так было со множеством сирийских мигрантов, получивших вид на жительство в России. Тогда эксперты в Финляндии и Норвегии говорили, что речь вполне может идти о попытке дестабилизации со стороны Москвы.