Прибыв с двухдневным визитом к Синдзо Абэ, президент России Владимир Путин надеется сдвинуть с мертвой точки курильский вопрос и сделать Японию ключевым экономическим партнером.

Собирается ли Япония начать дипломатию «онсэн», горячих источников, которые служат для очищения и расслабления? В отличие от Пекина, который практикует дипломатию панды с дружественными государствами, Токио собирается принять Владимира Путина горячей ванной. Первый в истории случай. В четверг премьер Синдзо Абэ встретит президента России в Нагато, городе своих предков и вотчине клана Абэ в префектуре Ямагути (юг сраны), где находятся знаменитые горячие источники. В пятницу же в Токио должны состояться более официальные переговоры и подписание документов.

Признаком значения, которое придает Япония этому визиту, служит стремление Абэ придать личные и семейные штрихи давно запланированной встрече. Она упоминалась еще в 2013 году, но была отменена после аннексии Крыма Россией в марте 2014 года. США, вероятно, пришлось проявить немалую настойчивость, чтобы Абэ не стал принимать Путина. Оба лидера знают друг друга относительно неплохо. Они встречались с полтора десятка раз после назначения Абэ четыре года тому назад. Тем не менее, российский лидер не был в Японии 11 лет. С весны Москва и Токио развернули активные переговоры и деятельность рабочих групп для подготовки нынешней встречи, которая значит куда больше, чем просто государственный визит.

Какие переговоры в планах?

Программа очень масштабная и включает в себя как экономические, так и стратегические вопросы. В первой области две восточноазиатские державы намереваются подписать порядка трех десятков партнерских соглашений. Япония предоставит свой опыт в области здравоохранения, медицинских услуг и экологических технологий, чтобы посодействовать развитию индустриализации российского Дальнего Востока, который исторически находится на периферии внимания Москвы. Всего упоминались 18 приоритетных проектов на сумму более 15 миллиардов долларов. Россия в свою очередь предложит свои услуги в области демонтажа АЭС, кибербезопасности и энергетики. Обе страны также могли бы возобновить переговоры о транссибирской магистрали. С 2 000 года Путин выступает за то, чтобы провести этот маршрут до острова Хоккайдо, который находится совсем рядом с Курилами. Эта гряда (японцы называют ее «северными территориями») представляет собой огромное яблоко раздора, с которым Путин и Абэ попытаются справиться в этот год шестидесятилетия дипломатических отношений двух стран.

В чем разногласия по Курилам?

С 1945 года Москва и Токио оспаривают четыре острова архипелага. Хабомаи, Шикотан, Итуруп и Кунашир расположены между российской Камчаткой на севере и японским Хоккайдо на юге. Их население составляет 17 000 жителей. Южные Курилы перешли к Японии по итогам подписанного в 1855 году договора, а после русско-японской войны 1905 года Токио расширил свои владения до середины Сахалина.
 
По мнению Москвы, Курилы были «освобождены» советскими войсками 18 августа 1945 года, три дня спустя после новости о капитуляции Японии. Японцы же говорят о незаконной аннексии в 1945 году. В 1956 году в совместном заявлении о нормализации отношений СССР соглашался уступить Хабомаи и Шикотан. Территориальные споры вот уже 71 год препятствуют подписанию мирного соглашения двух стран. При Борисе Ельцине Москва думала о возврате островов, но отказалась от этого под давлением коммунистов и националистов. В 2004 году Путин говорил о возможной передаче двух из четырех островов, но японцы отклонили предложение.

Каковы шансы на успех?


Они с трудом поддаются оценке и, в целом, невелики. «Ни одной из стран не свойственно уступать территорию, — говорит Надеж Роллан (Nadège Rolland) из вашингтонской экспертной группы National Bureau of Asian Research. — Это осложняет переговоры. Если Япония уступит по северным территориям, почему бы тогда и не по Сенкаку?» (на эти острова претендует Пекин). В сентябре президент России отверг идею передачи островов: «Мы ничего не продаем!» Как бы то ни было, в вышедшем во вторник интервью японской прессе он заявил, что хочет «полной нормализации отношений» и пообещал «результаты». «Отсутствие мирного договора между Россией и Японией — это анахронизм, доставшийся из прошлого, и этот анахронизм должен быть устранен», — заверил он.

Недавно Россия расширила свое военное присутствие на островах людьми и баллистическими ракетами. И отправляла туда политиков в сопровождении журналистов. Появление в 2010 году на Кунашире президента Дмитрия Медведева возмутило Токио. Неясно, подпишут ли страны мирное соглашение, но они могли бы договориться о Хабомаи и Шикотане.

Чего хочет Синдзо Абэ?


С объявления в мае плана сотрудничества из восьми пунктов Абэ в поте лица старался подготовить визит Путина. Ему нужны рынки сбыта для японской продукции. Кроме того, тут стоят вопросы энергетического и стратегического характера. «90% поставок энергоносителей и сырья идут через Восточно-Китайское море, — продолжает Надеж Роллан. — Он стремится к диверсификации, потому что опасается, что соседи могут взять под контроль морские пути. Отсюда и проект идущего с севера, то есть из России трубопровода».

В обстановке напряженности с Китаем, который старается подмять под себя окружающие моря и воздушное пространство, Япония задается вопросом о соотношении сил. Ее тревожат дружеские связи Москвы и Пекина, которые договорились о стратегическом партнерстве и организовали совместные военные учения. «Если военное сотрудничество России и Китая расширится, сложится большой риск того, что это ослабит позиции Японии, потому что той придется вести борьбу на два фронта: на севере (Курилы) и на юге (Сенкаку), — полагает Надеж Роллан. — Можно представить себе сценарий, что Россия и Китай договорятся о совместном военном давлении на двух фронтах. Так уже было в прошлом, когда на севере летали МиГи, а на юге к японским территориальным водам подходили китайские суда. Токио стремится избежать этого путем сближения с Москвой». Особенно если США дистанцируются от Азии, о чем говорил Дональд Трамп.

Чего добивается Владимир Путин?

«Нет четкого ответа на вопрос, нужна ли России Япония», — заявил недавно журналу Foreign Policy бывший российский посол в Японии Александр Панов. Как бы то ни было, Путин нуждается в японских инвестициях для развития Дальнего Востока. Россия ищет новые контракты. Она уже договорилась о поставках оружия в Индию и Вьетнам, и нефти — в Китай. Кроме того, поездкой в Японию Путин надеется прорвать антироссийский западный фронт и избавиться от введенных после крымского кризиса санкций. Наконец, он, вероятно, не хочет ставить все на одно, пусть и стратегическое, партнерство с Китаем. Двуглавый российский орел смотрит и в сторону Азии, что явно стоит горячей ванны с Синдзо Абэ.