Президент Путин заявил, что на недавней встрече с премьер-министром Японии Синдзо Абэ он обсудил совместную экономическую деятельность на «северных территориях». Также Путин подчеркнул, что четыре острова находятся под суверенитетом России. Я вынужден признать, что это крайне эгоистичное заявление: он пытается получить только экономическую выгоду, не собираясь возвращать острова.

Четыре острова — это исконно японские территории. Суверенитет России, незаконно захватившей их, не может на них распространяться. До тех пор пока не будет принято решение по возврату четырех островов, пока не будет установлено, что они принадлежат Японии, согласие на совместную экономическую деятельность будет лишь укреплять фактический контроль России.

Позиция, которую выразил генсек правительства Японии Ёсихидэ Суга (Yoshihide Suga), совершенно естественна: «Условие состоит в том, чтобы юридическая позиция нашей страны не подвергалась сомнению». Необходимо сохранять этот курс.

Во время пресс-конференции в Перу президент Путин заявил, что в Советско-японской декларации 1956 года, в которой говорится о передаче Японии Хабомая и Шикотана после подписания мирного договора, ничего не сказано о том, на каких условиях должны быть переданы острова и под чьим суверенитетом они должны оказаться.

Накануне декабрьского визита президента Путина в Японии растут ожидания, связанные с урегулированием территориальной проблемы.

Может быть, глава России хочет надавить на это и предъявить завышенные условия возврата? Намерен ли он вообще вернуть острова? На мой взгляд, его секретный план заключается в том, чтобы вселить в японцев надежду и добиться только крупномасштабного экономического сотрудничества. Если не предвидеть этого варианта, возникнут большие неприятности.


Премьер Абэ заявляет: «Без доверительных отношений с президентом Путиным эту проблему не решить». Это так, но на самом ли деле он — тот партнер, которому стоит доверять?

Также хочу отметить, что заявлениям Японии не хватает твердости, необходимой для того, чтобы отстаивать свою позицию. Министр иностранных дел Японии Фумио Кисида (Fumio Kishida) заявил, что обычно от совместной экономической деятельности не отказываются. При этом он добавил, что юридическая позиция Японии не должна подвергаться сомнению.

Япония требует вернуть территории, то есть она требует восстановить свой суверенитет. Незаконный захват уже нарушает юридическую позицию Японии. Может, власти не осознают это в полной мере?

Также крайне странно, что по подозрению во взяточничестве был арестован министр экономического развития России Алексей Улюкаев, который обсуждал перспективы экономического сотрудничества с министром экономики, торговли и промышленности Японии Хиросигэ Сэко (Hiroshige Seko). Японская сторона потребовала объяснений?

Важно четко обозначить свою позицию: без возврата четырех островов на крупномасштабную помощь можно даже не надеяться.