Бывший премьер стал неожиданным победителем первого тура праймериз с результатом в 44% и станет фаворитом в намеченном на воскресенье втором туре, где ему будет противостоять Ален Жюппе. Для выбывшего из гонки Николя Саркози итоги стали звонкой пощечиной.

В тени праймериз правых скрывался референдум о возвращении во власть Николя Саркози. Кроме того, они стали выражением поразительной поддержки в адрес Франсуа Фийона. Первое в истории мероприятие подобного рода среди правых привлекло людей далеко за пределами ядра сторонников «Республиканцев»: в прошлое воскресенье на избирательные участки пришли 4 миллиона человек, намного больше, чем было на праймериз социалистов в 2011 году (2,7 миллиона). Результат же привел многих в ступор: Николя Саркози, бывший президент страны и лидер оппозиции до начала кампании в августе этого года, не будет участвовать во втором туре. Кроме того, его бывший премьер Франсуа Фийон в конечном итоге оставил позади Алена Жюппе, которого долгое время считали безоговорочным фаворитом. Именно они поборются в воскресенье за право стать официальным кандидатом от партии.

Такие итоги поразительны сразу с нескольких точек зрения. Они стали кульминацией невероятного взлета рейтингов Фийона в опросах. Социологические институты отмечали его положительную динамику на протяжение нескольких недель, однако, казалось, ничто не предвещало столь обескураживающих цифр: 44,2%. Намного больше, чем 28,4% Алена Жюппе. Для Саркози все и вовсе обернулось тяжелым ударом: ему едва удалось перевалить за отметку в 20%. Остальным пришлось довольствоваться крохами, как, например, Брюно Ле Мэру, изначально большие планы которого столкнулись с суровой реальностью (2,4%, сразу после Натали Косцюшко-Моризе).

Николя Саркози немедленно признал поражение и встал на сторону бывшего премьера, чьи политические позиции ему «ближе». К тому же, тот «лучше понял стоящие перед Францией проблемы». Холодный душ для Алена Жюппе, чьи личные отношения с Саркози выглядели менее проблемными, чем между бывшим главой государства и его прошлым подчиненным.

Франсуа Фийон долгое время лишь сам верил в свою счастливую звезду и постоянно твердил близким: «В последние недели настанет момент, когда французы по-настоящему заинтересуются этой кампанией». В спорах, где основное внимание поначалу было направлено на идентичность, голлизм и буркини, жесткого и консервативного Фийона было просто не слышно и не видно под тенью Жюппе, который, казалось, привлек на свою сторону всех противников Саркози. Тем не менее он прекрасно проявил себя во всех трех теледебатах, подчеркнув значимость своих предложений и талантов.

Лежавшая в основе стратегии Саркози Критика Байру, без сомнения, сыграла свою роль в произошедшем. Наступление на поддержавшего Жюппе центриста действительно посеяло сомнения среди некоторых правых избирателей, которые не могут простить Байру то, что он «погрузил Францию в социализм» в 2012 году.


Как бы то ни было, недовольные «предателем» Байру влились, скорее, в электорат Фийона, а не Саркози. «Наша операция сработала слишком хорошо. Мы сделали за Фийона всю работу», — признали в воскресенье в штабе бывшего президента. Наконец, у экс-премьера имеется взаимопонимание с бизнесом (благодаря программе в стиле Тэтчер) и поддержка со стороны католических правых (в частности, это касается вышедшей из движения противников однополых браков группы «Здравый смысл»). «Ничто не может остановить нацию, которая поднимается, чтобы отстоять свою гордость», — объяснил Фийон свой головокружительный взлет.

Выступая чуть позже тем вечером, Ален Жюппе произнес загадочную фразу: «Я решил продолжить борьбу». Разве это и так не подразумевалось? Признав «сюрприз первого тура», он пообещал сторонникам: «Если вы того захотите, как я этого хочу, в будущее воскресенье всех будет ждать еще одна неожиданность». Как бы то ни было, добиться этого ему будет непросто. Вполне реальное у части избирателей неприятие Саркози не позволило ему взлететь на вершину. Он отстает от соперника на 16 пунктов и теперь уже не сможет сыграть на антипатии к бывшему главе государства. Аргумент о подобающем президенту поведении тоже не работает против Фийона, который, как и он, воздерживается от громких заявлений и демагогической риторики. У Алена Жюппе есть неделя и намеченные на четверг дебаты, чтобы изменить отныне крайне неблагоприятное для него соотношение сил.

Еще в воскресенье в его штабе стали вырабатывать новую стратегию на второй тур. В частности. он может попытаться вменить в вину Фийону итоги президентства Саркози (он был его единственным премьером) и назвать его программу «неосуществимой и недостойной доверия». Однако едва ли правый электорат станет так уж возмущаться предложением Франсуа Фийона упразднить 500 тысяч чиновничьих постов.

Кроме того, лагерь Жюппе хочет заставить соперника занять оборону по вопросам сирийского конфликта, сближения с путинской Россией и однополых браков.

«Фийон взлетел наверх, потому что держался в тени, — говорит одни представитель окружения Жюппе. — Никто не брал его под прицел, но сейчас все изменится. На его неувязки прольют свет». В то же время его коллега не скрывает сомнения и горечи по поводу слишком уж тихой кампании шефа: «Он боялся своей тени. Люди так и не узнали его. Период между двух туров станет демонстрацией намерения. Нужно будет доказать, что он хочет победить, что он сам к этому стремится. Что он тут не просто по необходимости».