Владимир Гройсман — самый молодой (38 лет) премьер в истории независимой Украины. Он занимает пост с апреля и считается человеком президента Петра Порошенко, его давним союзником. Сам он видит себя в первую очередь хорошим управленцем и осторожным реформатором. В четверг и пятницу Владимир Гройсман проведет во Франции встречи на высоком государственном уровне.

Libération: Президент вашей страны встречался с Путиным, Меркель и Олландом 19 октября для восстановления мирного процесса на востоке Украины. Как провести отстаиваемые вами реформы, если в стране идет война?

Владмир Гройсман:
Этот конфликт представляет собой вызов не только для Украины, но и для всей Европы. Нельзя прятать глаза. Возьмите Крым. До аннексии Россией в 2014 году это была большая курортная зона. Теперь это военная база, которая создает угрозу не только для Украины, но и всего мира. Нельзя оставлять это без ответа. Нужно понимать, что граница, которую защищает наша армия, это граница не востока Украины, а Европы. Там наши вооруженные силы противостоят российской армии, одной из сильнейших в мире. Война представляет собой очевидную проблему. Но Украина — это еще и 45 миллионов жителей c их потребностями, занятиями, ресурсами, потенциалом. У украинской экономики есть своя собственная логика, которая развивается, несмотря на войну.

— Россия была до недавнего времени главным торговым партнером Украины. Как развивать национальную экономику без торговли с Россией?

— Россия традиционно тормозила экономический потенциал Украины, чтобы мы и дальше оставались зависимыми. Сегодня мы лишились традиционного доступа на российский рынок. Вынужденная переориентация на запад способствует модернизации экономики. Разумеется, это ставит перед нами проблему, но от этого мы станем только сильнее.

— По всей видимости, Украина встает на ноги после серьезной рецессии. Какие гарантии вы можете предоставить потенциальным инвесторам в плане защиты от коррупции и злоупотреблений властью, которые все еще часты в вашей стране?

— Наша страна заинтересована в том, чтобы эти инвестиции не просто находились под защитой, а принесли плоды. Мы начали масштабную судебную реформу, чтобы добиться введения наказания для коррумпированных чиновников. Кроме того, мы запустили реформы государственного управления, децентрализацию, «деолигархизацию». Мы работаем над здоровым развитием нашей страны, чтобы способствовать европейской интеграции. Касательно реформы энергетического сектора, известно ли вам, что Engie [бывшая GDF Suez, прим.ред.] намеревается работать на Украине? Раньше это было попросту невозможно из-за коррупции в секторе. Разумеется, проблемы есть, но мы движемся в верном направлении. Слабая сторона в том, что мы продвигаемся недостаточно быстро. Вот и все.