Турция все больше превращается в автократию, но по-прежнему остается важным партнером ЕС в миграционной политике. Поэтому для автора соглашения по беженцам Геральда Кнауса высшим приоритетом является сохранение отношений.

Господин Кнаус, возможно ли еще спасти соглашение с Турцией по беженцам?

Геральд Кнаус: Да. Это выгодно обеим сторонам и легко осуществимо. В Эгейском море у ЕС имеется план, который работает. Было бы неразумно рисковать этим. Что может произойти, если бы у ЕС не было плана, можно наблюдать в море у Ливии. Там каждую неделю тонут люди, а контрабандисты делают огромные деньги. Поэтому ЕС должен предоставить Турции визовое облегчение также и в своих собственных интересах.

Но в Европе растет сопротивление визовому облегчению из-за все более авторитарно действующего президента Эрдогана.

Некоторые рассматривают это как вопрос политической морали, чтобы ЕС твердо настаивал на выполнении всех 72 условий для обеспечения визовой либерализации. Чего бы это ни стоило. Но это неразумно. В 2008-м году для либерализации виз для Албании было ровно 45 условий, а для Бразилии и Малайзии вообще никаких условий. ЕС решает, исходя из того, что для него целесообразно. Он должен потребовать от Турции, чтобы она стала надежной третьей страной для беженцев, которых высылают с Лесбоса или Хиоса. Для этого Турции придется приложить усилия.

С другой стороны, уже сейчас все турецкие государственные служащие и их семьи могут без виз въезжать в ЕС. Это больше двух миллионов человек. При этом Эрдоган сегодня решает, кто имеет право въезжать, а кто нет. И что еще важно: отмена визы действительна только для нового, дорогого, биометрического турецкого паспорта, который имеют лишь немногие. Пограничный контроль по-прежнему остается.


Брюссель настаивает на адаптировании турецкого антитеррористического законодательства. Почему Европа должна вдруг уступить по этой позиции?

Ведь вопрос в том, какие условия имеют смысл? В Турции действует чрезвычайное положение, ситуация с правосудием драматичная, 20% судей и прокуроров были уволены. Если сейчас в законе изменить определение террора, то это никого не защитит. Это дискуссия о деталях. На кону сейчас стоит все правовое государство. В то же время в Анкаре наблюдается огромное недоверие по отношению к Европе, которое еще больше выросло после подавления попытки неудавшегося путча.

Означает ли это, что ЕС просчитался?

Положение изменилось. Опасение по поводу правового государства в Турции более чем оправдано. Поэтому не надо бояться критиковать. Но те, кто сегодня выступает за права человека в Турции, говорят нам: Не обрывайте отношения! Это может вылиться в дипломатическое поражение осенью.

Что может произойти, если провалится соглашение по беженцам?

Дальнейшая потеря контроля. Сегодня в Греции застряли 55 тысяч человек, почти все на континенте. Можно себе представить, что это означает для европейской безопасности, если бы это снова стали 300 тысяч человек, которые потом будут надеяться на балканских контрабандистов. Это может произойти, если не будет кооперации с Турцией, потому что война в Сирии и Ираке продолжается.

Какова ситуация на греческих островах?

За прошедшие пять месяцев прибыли только 9 тысяч человек. Однако, многие уже месяцами живут на островах, у них нет перспектив, по отношению к ним на начата процедура оформления. Греческие службы очень сильно перегружены. Положение в лагерях очень сложное.

Однако, для нас это также означает, что договор в настоящее время хорошо функционирует. Прибывает гораздо меньше людей, и в Эгейском море больше не тонут дети. Это важно. И еще одно: до сих пор не был выслан ни один человек, который хотел подать в Греции прошение об убежище. За это Турция должна каждому, кто должен быть выслан, гарантировать справедливый процесс по предоставлению убежища. Речь идет о нескольких тысячах человек, и при желании это возможно сделать, но этого пока не произошло.Что в настоящее время останавливает беженцев от приезда в Европу, это перспектива застрять на неопределенное время на островах.

Если Европа не будет готова пойти навстречу Турции и поэтому соглашение провалится, какие в таком случае возможны альтернативные варианты?

План В выглядит так: рассчитывать будут на Албанию и Македонию вместо Турции, уповать на Болгарию и Грецию и будут надеяться, что сотни тысяч, которые могли бы еще стать беженцами, просто застрянут в этих странах ЕС. Там условия будут настолько плохими, что когда-нибудь наступит момент, когда уже никто просто не захочет приехать. Это решение по Дональду Трампу: внешне простое, дорогое и за счет других. И рискованное.

Это выглядит довольно мрачно. Как можно было бы еще спасти соглашение?

Нам необходима умная германская и европейская дипломатия, чтобы полностью осуществить план Меркель. И это означает, что все опять же зависит от Ангелы Меркель.

 

Австрийский политический советник Геральд Кнаус является идейным лидером соглашения с Турцией по беженцам. Он возглавляет исследовательский центр Европейская инициатива стабильности (ESI).